velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Зоотоксины

Животный мир довольно жесток, в нем повсевременно кто-то кого-либо ест. Понятно, что перспектива быть съеденным во цвете лет никого не прельщает. Приходится адаптироваться, биться за выживание - свое и собственного вида. Одним из самых действенных средств в этой борьбе стало биохимическое орудие - ядовитые вещества     





Ядовитая систематизация
 

Как хоть какое орудие, яд может употребляться и для защиты, и для нападения. Почти всегда, и на охоте, и в обороне, у животного бывает только одна попытка, потому зоотоксины (ядовитые вещества животного происхождения) владеют потрясающей убойной силой. Их задачка - как минимум обездвиживать противника, а лучше - уничтожить, чтоб избежать встречи в дальнейшем.
 

Первично ядовитые животные вырабатывают яды в процессе обыкновенной жизнедеятельности. По методу выработки и введения яда первично ядовитых созданий делят на две группы. Интенсивно ядовитые владеют особым аппаратом для выработки и доставки яда. Снутри этой группы происходит очередное деление - на вооруженных и невооруженных. Вооруженные, как надо из наименования, имеют не только лишь производящие яд органы, да и ранящие приспособления (зубы, нажимала, шипы и т.п.). Невооруженные обходятся разбрызгиванием яда, как некие жуки, либо выделяют его кожей, как некие древесные лягушки.

Пассивно ядовитые не имеют особых ядовитых желез. Токсины содержатся в их тканях - печени, половых органах, крови и т.п. Отравление может наступить только при поедании таких животных. Самое известное из их - экзотичный даже для японцев деликатес рыба фугу (рыба-шар, иглобрюх). Ее печень, молоки, икра, кишечный тракт, глаза и кожа содержат нервно-паралитический яд тетродотоксин, который в малых дозах, оставшихся после удаления в особенности ядовитых органов, вызывает у едоков чувство легкой наркотической эйфории. В среднем каждый год в Стране восходящего солнца гибнут два рисковых любителя фугу. 
 

Вторично ядовитые (в большинстве случаев - рыбы и моллюски) сами ядовитых веществ не синтезируют, но могут копить токсины, попадающие в их с водой и едой. Ядовитость их непостоянна и находится в зависимости от целого ряда причин. Это не какое-то эволюционное приспособление, а просто следствие фильтрации через себя больших масс не совершенно незапятанной воды (точно так же можно отравиться съедобными грибами, возрастающими у оживленной автострады). Самим животным от скопления токсинов ни холодно, ни горячо.



Ядовитая наука



Область медицины, занимающаяся исследованием законов взаимодействия живого организма и яда, именуется токсикологией (греч. toxikoV - яд). 
 

Главные задачки токсикологии - обнаружение и иследование веществ, способных вызвать у человека отравление, и исследование взаимодей-ствия яда с организмом, также определение спектра токсического деяния ядовитого вещества, от неопасной до мало достаточной для гарантированного смертельного финала дозы.
 

Токсикологи изучают клинические признаки отравления при разных путях поступления яда - вовнутрь, накожно, внутримышечно и т.п. (либо при вдыхании ядовитых паров, но к зоотоксинам это не относится), определяют избирательную токсичность, другими словами действие на определенные органы либо их системы. К примеру, если яд действует в главном на нервную систему, его именуют нейротоксическим, на мускулы - миотоксическим, на почки - нефротоксическим, если он вызывает разрушение эритроцитов - гемолитическим. 
 

Очередное принципиальное направление работы токсикологов - разработка способов экстраполяции (переноса) приобретенных данных на человека. Учить действие ядовитых веществ на людях, мягко говоря, неэтично, а результаты опытов на крысах оказываются верными в отношении человека приблизительно в 35% случаев, на собаках - в 53%. Способом проб и ошибок удалось установить, что если полностью смертельные (убивающие 100% подопытных) дозы для 4 видов лабораторных животных (мыши, крысы, морские свинки и зайчики) различаются некординально (втрое и меньше), то с вероятностью около 70% и для человека смертельное количество миллиграммов яда на килограмм веса будет находиться в том же спектре.
 

В конце концов, токсикологи разрабатывают антидоты - препараты, нейтрализующие ядовитые вещества, также схемы исцеления пострадавших от тех либо других токсинов.


Ядовитая медицина
 

Медицина и ядовитые животные связаны издавна и крепко. Довольно вспомнить: в одном варианте эмблемы медицины змея обвивает посох Асклепия (греческого бога врачевания), в другом - чашу, которую дер-жит его дочь Гигиея.
 

Апитерапия - исцеление продуктами пчеловодства, также пчелиными укусами (лат. apis - пчела) - уходит своими корнями в давние времена, а ее свежайшие побеги добиваются наших дней. Пчелиный яд заходит в согревающую и антивосполительную мазь Апизартрон. Родовые наименования гадюки (Vipera), гюрзы (Macrovipera), кобры (Naja) видны в заглавиях болеутоляющих и антивосполительных мазей (Випросал, Випратокс) и препаратов для инъекций (Випраксин, Випералгин, Наяксин). Гадюка Рассела (V. russelli) отдала средство для тампонирования кровоточивых десен после удаления зубов у нездоровых гемофилией, гремучие змеи - надежду нездоровым эпилепсией. 
 

Из последних достижений науки можно именовать выделение омега-конотоксина, 1-го из компонент яда моллюсков рода Conus. Это вещество (в 100-1000 раз посильнее морфина и не вызывающее привыкания!) стало действующим началом фармацевтического средства Зиконотид.
 

Не считая того, разные животные ядовитые вещества используются в исследовательских целях. Так, яд скорпионов время от времени употребляют при исследовании молекулярных устройств передачи нервных импульсов и моделировании на животных неких патологических состояний (обычных, к примеру, для нездоровых эпилепсией).
 

В лабораторных критериях воспроизвести яд того либо другого животного полностью нереально, удается синтезировать только отдельные его составляющие. Потому для научных и фармакологических целей приходится ловить змей и пауков и собирать моллюсков либо растить их на особых фермах и «доить», добывая драгоценные капли яда.



Ядовитая клиника
 

Практически всегда в районе укуса можно следить соответствующую местную реакцию - отек, покраснение, болезненность, гематому (кровоизлияние, а совершенно просто - синяк). Но все это пустяки по сопоставлению с еще более томными симптомами: зоотоксины нередко вызывают поражение нервной системы - мозга (оглушение, интоксикационный психоз), нервишек и их сплетений (нарушения чувствительности, судороги, вялые и спастические параличи). Нейротоксическое действие ядовитых веществ может приводить к нарушениям сердечного ритма, мышечной беспомощности, которая вызывает выраженные нарушения дыхания, обмороки и коллапс (то же самое, только намного ужаснее) из-за резкого и громоздкого расширения маленьких сосудов. Многие ядовитые вещества наращивают проницаемость стен кровеносных сосудов с следующими кровоизлияниями в кожу и разными кровотечениями, разрушение эритроцитов и, как следствие, кислородное голодание. А при повторном укусе может быть развитие анафилактического шока. 


Ядовитая география
 

В той либо другой степени токсичны для человека несколько сот тыщ видов живых организмов, обитающих на Земле, а по-настоящему небезопасны менее 5 тыщ видов. Приблизительно три четверти ядоносцев относятся к классу членистоногих, другие - тоже в подавляющем большинстве холоднокровные: амфибии, пресмыкающиеся, рыбы, кишечнополостные (медузы и полипы). Потому ядовитые твари в теплых краях и встречаются почаще, и разнообразнее по видовому составу, и опаснее, чем в наших широтах. Даже в бедной живностью пустыне довольно высок шанс напороться на укус змеи либо скорпиона. В теплом и мокроватом климате ядовитые животные встречаются не только лишь в лесах и полях: ядовитые пауки могут поселяться в жилых постройках, а ядовитые змеи - заползать в жилья ночкой в поисках мышей. 
 

Те же закономерности сохраняются и на морских просторах, в том числе и поэтому, что фауна теплых морей значительно разнообразнее: к примеру, в водах Малайского архипелага в шестнадцать раз больше видов животных, чем в Баренцевом море. При всем этом любимые ареалы у купальщиков-ныряльщиков и небезопасных жителей моря - одни и те же: прибрежное мелководье и коралловые рифы.



Ядовитое исцеление
 

Существует два главных направления в лечении пострадавших: скорая само- и взаимопомощь, предотвращающая распространение яда по организму, и специфичная терапия, обезвреживающая яд.
 

Зоотоксины, как мы уже разобрались, очень стремительно попадают в кровоток. Потому нужно попытаться отсосать яд из ранки в 1-ые же секунды после укуса. Два главных момента: во рту человека, оказывающего помощь, не должно быть новых ран слизистой, кариеса, язвочек - по другому есть шанс, что появится 2-ой пострадавший; отсасывание имеет смысл исключительно в течение первых 5 минут после укуса змеи и пятнадцати - после укуса паука (различия объясняются глубиной укуса).
 

Нельзя надрезать место укуса (толку от этого никакого, только дополнительная травма) и перетягивать укушенную конечность жгутом: этим вы только навредите. Прижигать ранку тоже ничем не нужно - ну если только вам нравится истязать людей и приятен запах паленой плоти. Народное «средство от всех болезней» - алкоголь - только усилит действие нейротоксичных компонент змеиного яда. Можно, если вблизи есть аллергик, дать укушенному всех антигистаминных пилюль. 
 

Укушенную конечность нужно обездвижить, по способности приложить лед к месту укуса, а пострадавшего - как можно резвее в горизонтальном положении доставить в целебное учреждение, где ему введут антитоксическую сыворотку.
 

Мысль сыворотки довольно ординарна: зоотоксины являются чужеродными белками - антигенами. Означает, на их можно натравить особым образом натренированные белки-антитела. 
 

Первую противозмеиную сыворотку разработал в 1895 году узнаваемый французский микробиолог Альбер Кальмет, ученый из института Пастера. Разработка за прошедшие 100 с излишним лет практически не поменялась. Животному, в большинстве случаев лошадки, вводят маленькое количество яда, потом равномерно наращивают дозу до того времени, пока в крови подопытного животного не появляется достаточное количество антител. Потом кровь очищают от клеток, чтоб осталась только ее водянистая фракция - плазма - с антителами.
 

В эталоне для каждого яда нужна своя сыворотка. К примеру, при укусе каракурта идеальнее всего подойдет сыворотка «Антикаракурт», а при укусе гюрзы - сыворотка «Антигюрза». Да и поливалентные сыворотки, содержащие антитела против ядовитых веществ нескольких животных, способны спасти жизнь человеку. 
 

В медицине существует золотое правило: наилучшее исцеление - это профилактика. Ядовитые животные не нападают на людей - они защищаются как могут, когда человек подходит к ним впритирку, берет в руки, причиняет боль либо, не потыкав палкой в обсыпанный ягодами кустик, лезет в место, где гадюка просто отдыхает либо, ужаснее того, охраняет кладку яиц. В особенности небезопасны в этом смысле морские жители, ведь их поведение и повадки человек обычно знает плохо, мировой океан исследован куда ужаснее суши. Не считая того, многие рыбы и морские змеи не испытывают ужаса перед человеком, а он расценивает это как дружелюбность либо приглашение поиграть.
 

Создатель статьи - врач-токсиколог, ведущий блога «Смотровая военврача« (uncle-doc.livejournal.com) 
 
Видео к статье: ссылка




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments