velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Повод для зависти

Есть такие изумительные люди, которые умудряются замечательно себя ощущать, работать и вообщем жить даже после нескольких часов сна. Эта способность вызывает всеобщую зависть всех цветов, от белоснежной до самой темной. Но такие люди не повинны: судя по всему, эта их способность разъясняется мутацией.





Одним для комфортабельного состояния и неплохого самоощущения в течение денька отлично спать по 12 часов, а другим бывает довольно и 4 – и чем разъяснить эту разницу, ученые пока не знают. Правда, уже довольно издавна они склонились к воззрению, что дело здесь «где-то в генетике». Но что конкретно за гены и каким образом участвуют в этом, сказать не мог никто.

В 2001 г. генетик Ин Хуэй Фу (Ying-Hui Fu) с сотрудниками нашли, что передающийся по наследию синдром отсроченного пришествия фаз сна связан с мутацией гена Per2. Люди с таким отклонением дремлют средние 8 часов, но их неудержимо тянет в кровать намного ранее обыденных людей, меж 18 и 19 часами, зато пробуждаются они часа в 3-4 утра. «Вскоре после публикации наших результатов, - гласит Ин Хуэй Фу, - к нам стало обращаться огромное количество людей с нарушениями обычного ритма сна. Нам оставалось только собирать у каждого эталоны ДНК». В конечном итоге в распоряжении ученых оказались материалы приблизительно 60-ти семей, в каких наблюдались разные расстройства сна.

Последующие пару лет Фу и ее коллеги провели за «перелопачиванием» этого материала, пытаясь найти другие мутации, которые могут быть связаны с нарушениями сна. В 2005-м они отыскали нарушения в работе еще 1-го гена, связанные с синдромом отсроченного пришествия фаз сна. А практически на деньках рапортовали о том, что им в первый раз удалось выделить мутацию, которая определяет не время сна, а его длительность.

Мутация эта затрагивает ген DEC2, кодирующий белок, который отвечает за «выключение» неких других генов, посреди которых и ген, который участвует в работе дневных циркадных ритмов, собственного рода «внутренних часов», определяющих нашу активность в течение денька. Мутация эта была найдена всего у 2 человек из всего набора образцов, имевшихся в распоряжении ученых, мамы и дочери. И обе они отличались сниженной потребностью во сне: им было довольно 6,25 часов.

Чтоб подтвердить воздействие мутации на сокращение длительности сна, Фу и ее команда вызвали схожую мутацию у лабораторных мышей. Вправду, такие мыши стали спать приблизительно на час меньше, чем их обыденные собратья. Для дополнительного доказательства опыт был повторен и на плодовых мушках-дрозофилах. И те в итоге мутации, аналогичной мутации в людском гене DEC2, спали на несколько часов меньше, чем контрольная группа.

Судя по всему, одним геном DEC2 дело не исчерпывается. Генетические механизмы, участвующие в контролировании сна, очень сложны и вовлекают огромное количество генов различных типов. Так что ученым есть еще, над чем поработать до этого, чем мы сможем приобрести нечто вроде «мутации DEC2 в таблетке» и, проглотив ее, высвободить пару излишних часов в день для обыкновенной жизни.

Кстати, конкретно генетические характеристики человека разъясняют и другие особенности сна, склонность человека быть «жаворонком» либо «совой». Читайте: «Генетические часы».

По сообщению ScienceNOW




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments