velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Все-же, игры

Вредоносно ли насилие в компьютерных играх? Вправду ли оно увеличивает «градус агрессивности» в обществе? Дискуссии вокруг этих вопросов напоминают священные войны. И психологи в этой войне нередко становятся на сторону врагов насилия в играх. Недавнешнее исследование подтвердило: чем больше ребенок привык убивать в виртуальности, тем опаснее он ведет себя в действительности.





Исследования, связанные с компьютерными играми и их воздействием на психику – одна из основных тем долголетней работы доктора психологии Крэга Андерсона (Craig Anderson). Очевидно, вопросы, связанные с насилием, занимают в ней одно из принципиальных мест.


Не так давно Андерсон окончил анализ и разбор более чем 130-ти исследовательских работ, проведенных психологами различных государств мира и посвященных этой актуальной теме, и представил обобщенный отчет их результатов. В общей трудности эти исследования окутали более 130 тыс. человек, и результаты исследования этой подборки, по словам Андерсона, поочередно и верно подтверждают, что насилие в играх делает малышей более брутальными, независимо от их возраста, пола либо культуры. Оно понижает проявления эмпатии и «просоциального» поведения.


«Сейчас мы можем сказать с практически полной уверенностью, что независимо от определенного экспериментального способа, независимо от того, представители какого общества и культуры (западной либо восточной) исследуются, итог выходит однообразный, - заявляет Крэг Анжерсон, - И что воздействие насилия в видеоиграх увеличивает риск проявления злости как в краткосрочном , так и длительном масштабе».


Кроме самого Андерсона, в анализе приняли роль еще 7 ученых, включая других видных исследователей видеоигр, японцев Акико Шибуи (Akiko Shibuya) и Нобуко Ихори (Nobuko Ihori). Анализ этот окутал работы, в каких участвовали добровольцы самых различных возрастов, от исходной школы до института. В него были включены и долгие исследования, которые позволяют оценить длительный эффект от привычки к «игровому насилие».


«Слишком ужасных эффектов нет, - успокаивает Андерсон, - но они есть, и они никак не так малы, чтоб можно было их откинуть. Насилие в видеоиграх – это, непременно, фактор риска. И, могу увидеть, это фактор риска, который достаточно просто может контролироваться родителями – в отличие от многих других причин, повышающих злость, таких как генетическая склонность либо бедность».


Отступая от темы, вспомним, что в прошедшем году генетическая склонность к злости послужила для смягчения приговора убийце – в 1-ый в истории раз и, возлагаем надежды, последний. Об этом беспримерном деле мы писали в заметке «Смягчающее обстоятельство».


Итак, Андерсон с сотрудниками заключают, что приобретенный к истинному времени массив научных данных обязан иметь самое суровое воздействие на публичные дебаты по вопросу насилия в видеоиграх – также на контроль за их разработкой и распространением, с тем, чтоб понизить потенциально опасное воздействие.


«Для общества пора закончить задаваться вопросом 'Имеются ли реальные и суровые эффекты?' - объясняет доктор, - Ответ на него получен, и не раз. Сейчас стоит перейти к более конструктивным задачкам. Как облегчить родителям, при всех обстоятельствах культуры, современного мира, его законов, воспитание здоровых и хороших детей».


Андерсон гласит, что, очевидно, до того как эти текущие исследования произведут какие-то конфигурации в законодательстве, пройдет большой срок – а малыши ожидать не будут. Потому он сходу дает и собственные советы родителям. «Как вы контролируете, что ваш ребенок ест, так же пытайтесь поступать и с видеоиграми, в которые он играет, по последней мере, дома. Подготовьтесь к тому, чтоб разъяснить ребенку, отчего некие игры ему запрещены».


По пресс-релизу Iowa State University




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments