velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Вакцинация

Успехи медицины за последнее столетие связаны не только лишь с разработкой новейших фармацевтических средств, излечивающих нездоровых, да и с вакцинацией – введением вакцин еще не заболевшим






Конкретно
благодаря массовой вакцинации такие заболевания, как полиомиелит, коклюш, дифтерия
и столбняк, закончили представлять суровую опасность, а о неких ужасных
именах, таких как темная оспа, население земли и совсем практически запамятовало. Но в
ближайшее время набирает силу антипрививочное движение, активисты которого
говорят, что побочное действие иосложнения от прививок, в особенности у
малышей,– большее зло, чем те трудности, которые решаются вакцинацией. Кто
же прав?


Иммунная
система состоит из 2-ух главных частей – прирожденного иммунитета и обретенного.
Обе части ведут взаимодействие вместе достаточно тесновато. Прирожденный иммунитет не
нуждается в настройке, он работает на приблизительно неизменном уровне. Простым
организмам типа губок, насекомым и грибам с растениями его полностью
хватает. Но если вы не гриб, то желающих в вас поселиться еще больше. Вам
нужен иммунитет обретенный – эластичная система, способная настраиваться
на эффективную борьбу с заразой зависимо от ее вида. Это свойство
именуется спецификой иммунитета. Обретенный иммунитет разделяется на
клеточный (Т-лимфоциты) и гуморальный (В-лимфоциты), они тесновато ведут взаимодействие
друг сдругом спомощью третьего важного компонента
антиген-презентирующих клеток (АПС).



Опознать и
убить


1-ая
линия обороны – прирожденная (неспецифичная) иммунная система, клеточки которой
сформировывают барьеры на всех путях проникания инфекции, она совладевает с
большинством заморочек. При «прорыве» в бой вступает обретенный,
специфичный иммунитет. В тимусе, также в костном мозге, где образуются
Т- и В-лимфоциты, они получают Т-и В-клеточные
сенсоры – датчики, реагирующие каждый на свою мишень. Мишенью для
рецепторов будут служить антигены – куски вирусов либо микробов (почаще
всего с поверхности). Одна клеточка содержит только один вид сенсора,
и у всех ее потомков сенсор будет не совершенно совершенно таковой же, но
очень близкий к материнскому. И хотя вирусов и микробов насчитывается
величавое огромное количество, видов рецепторов на В- и Т-лимфоцитах на порядки
больше, чем узнаваемых на сегодня микробных и иных мишеней! Это
достигается методом специальной беспорядочной «перетасовки» генов при производстве
рецепторов лимфоцитов. Таким макаром, любой из нас в крови имеет хотя бы
один лимфоцит, способный опознать хоть какой вымерший либо имеющийся микроорганизм и даже
тот, который появится в дальнейшем.


Вобщем,
один в поле не вояка. Потому, как лимфоцит встречается со своим
антигеном, запускается механизм усиления иммунной реакции. Лимфоцит с необходимым в
данный момент сенсором очень интенсивно делится, и через 3–5 дней мы получаем
10-ки тыщ клеток, способных опознать проникший вовнутрь микроорганизм. Сейчас
убить его еще легче: созрелые В-лимфоциты становятся плазмоцитами и
создают антитела, которые обезвреживают микробные токсины и облепляют микроорганизм,
делая его приметным и симпатичным для системы прирожденного иммунитета.
Т-лимфоциты зависимо от их вида помогают В-лимфоцитам либо уничтожают
зараженные клеточки.



На долгую
память


У всех
дочерних клеток, образовавшихся от нашедших свою мишень лимфоцитов, материнский
сенсор малость изменен случайным образом, чтобы узнавание антигена было еще
более четким, а связь с сенсором – прочней. Когда микроорганизм удален, такое
количество активированных лимфоцитов уже не надо, и, получив особые
сигналы, эти клеточки в большинстве собственном погибают. Но их маленькое количество
остается жить в течение долгого времени, время от времени и на всю жизнь человека. Эти
клеточки именуются B-клетками и Т-клетками памяти. И если тот же самый (либо
близкий по строению антигенов) микроорганизм проникнет в организм снова, иммунный
ответ на него будет в разы сильней и быстрей, так как антигены повстречаются
уже с готовыми клеточками памяти. А за счет вторичного конфигурации клеточных
рецепторов они сумеют опознать даже мутировавший микроорганизм либо его схожий
вид, это свойство именуется кросс-реактивностью. В конечном итоге всех этих опций
болезнь, вызванная микроорганизмом, протекает еще легче, чем в первый раз появившаяся, а
может пройти вообщем без симптомов, если возбудитель будет отловлен и обезврежен
в самые 1-ые часы. Конкретно этот механизм и применяется при вакцинации.


Живы и
мертвые


Вакцины
могут представлять собой целый микроорганизм – живой, но ослабленный. Живой микроорганизм в
вакцине видоизменен (мутациями) так, что он не может вызвать болезнь, но
для иммунной системы смотрится аналогично естественному. Этот тип вакцин
употребляют для профилактики кори, краснухи, ветрянки, ротавирусной инфекции, а
также туберкулеза (БЦЖ) и полиомиелита (жива вакцина). Живы вакцины – самый
действенный метод иммунизации, но, к огорчению, и самый рисковый. Если
учеловека есть суровый (к примеру, генетический) недостаток какого-то звена
иммунитета и он повсевременно хворает ангиной, бронхитом, кожными инфекциями и т.п.,
то бактерии вакцины могут вызвать у него настоящее болезнь. 2-ой, очень
противный риск – микроорганизм из ослабленного может мутировать в свою всеполноценную
форму и вызвать снова же настоящее болезнь (такие случаи наблюдались при
вакцинации живой полиомиелитной вакциной). Небезопасно ли это? Непременно. Кому
небезопасно? В главном той категории людей с нарушениями иммунитета,
которые имели бы максимум заморочек от заболевания при инфецировании. Какова частота
этого отягощения с живой полиомиелитной вакциной? От 0 до 13 случаев на 100 000
вакцинаций.


Также
открыт вопрос и об эффективности БЦЖ: к примеру, в Санкт-Петербурге к 65–70
летнему возрасту на флюорограммах фактически каждого можно отыскать очаг Гона
(признак перенесенного первичного туберкулеза, почаще бессимптомного). Это
значит, что прививка не гарантирует полной защиты от инфекции (к тому же
эффективность БЦЖ падает с течением времени). Но у привитых пореже встречается
устойчивый к продуктам туберкулез и томные формы заболевания. Общий вывод
обзоров по поводу БЦЖ такой: в популяциях свысокой частотой туберкулеза
(в Рф) прививка не особо эффективна для предотвращения инфецирования (риск
понижается только в детстве), но уменьшает тяжесть течения заболевания.


Последующий
вид вакцин – цельные, но любым образом убитые бактерии. Таковы вакцины
против гепатита А, гриппа, менингококка, пневмококка, коклюша, бешенства, а
также инактивированная вакцина против полиомиелита. Иммунный ответ на убитые
бактерии выходит слабее, чем на живы, но он все равно эффективен. Заразиться
от таковой вакцины нереально – там нет ничего живого. Но по сопоставлению с вакцинами,
перечисленными ниже, цельные вакцины вызывают самую большую частоту
поствакцинальных реакций.



Расчлененка


Субъединичные
вакцины представляют собой отдельные куски бактерий, которые также вызывают
иммунный ответ. Они могут быть натуральными, приобретенными из бактерий и
очищенными (Менинго А+С, антигемофильная вакцина Акт-ХИБ, Пневмо 23, Тифим Ви
для профилактики брюшного тифа) либо сделанными при помощи генной инженерии
(к примеру, вакцина от гепатита В). Некие виды субъединичных вакцин с трудом
распознаются иммунной системой, потому их связывают с антигенами других
микробов (антигемофильная вакцина) либо добавляют адъювант
вещество, увеличивающее эффективность вакцины за счет постепенного
высвобождения либо стимуляции прирожденного иммунного ответа. Самый
всераспространенный адъювант– соли алюминия (квасцы).


Очередной
вид вакцин – инактивированные микробные токсины. Они химически обработаны и не
могут вызвать тех последствий, которые вызвали бы истинные токсины, но
вызывают выработку антител против соответственного токсина. Это, к примеру,
антистолбнячная и противодифтерийная вакцины.



Естественным
методом


Одна из
главных «страшилок», которой оперируют противники вакцинации, – «неестественный»
путь попадания возбудителей заболеваний в человеческий организм. По их
утверждению, возбудители заболеваний при инфекции попадают в организм через кожу,
с дыханием и через слизистые ЖКТ и потому вызывают в конечном итоге обычный, зрелый
и стойкий иммунитет. А прививки вводятся иглой под кожу либо в мышцу – этот путь
не предусмотрен эволюцией, на него не появляется обычного ответа, иммунная
система от такового «сходит сума», истощается и ломается.


Это
утверждение представляет собой смесь правды и полуправды. Да, бактерии почаще не
попадают конкретно в кровь, но большая часть зараз как раз и
запускает вторичный, обретенный иммунный ответ тогда, когда первичный
иммунитет, встречающий микроорганизм на слизистых и коже, уже обойден. Бактерии не
могут находиться на коже и слизистых длительно – их оттуда просто смывает. Они пробуют
просочиться поглубже, в лимфу и кровь, а потом и добиться собственной цели,
которая может быть очень далека от места инфицирования. Прививка как раз и
делает искусственно такую же ситуацию, как «прорыв барьеров», какую делает
реальная зараза.



Иммунитет:
настоящий либо нет?


2-ой
антипрививочный миф говорит, что у малышей, которым делают прививки, иммунитет
истощается, а иммунитет к заболеванию, от которого прививали, все равно
неполноценен. Этот миф порожден пробелом в познаниях: дело в том, что мы не живем
в стерильной пробирке. Наш организм раз в день сталкивается с тыщами
различных антигенов, и процесс, описанный во врезке, происходит безпрерывно. Мы
заражаемся какой-нибудь заразой каждый денек, но в большинстве случаев это инфецирование
останавливается на барьерах либо в ближнем лимфоузле. Лимфоциты
образуются, учатся, активизируются, делятся, взрослеют, погибают. И если
бы иммунная система «истощалась», это привело бы к резвому смертельному финалу.
По сути этого не происходит. Напротив, в современном цивилизованном мире,
достаточно чистом исходя из убеждений гигиены, есть неувязка нехватки антигенов
для взросления иммунной системы, в связи с чем она неверно переключается на
безобидные вещества, вызывая начало аллергии («Ошибка иммунитета», «ПМ»
6’2010).


Всеполноценен
ли постпрививочный иммунитет? Противники прививок говорят, что нет. Для
развеивания этого мифа довольно поинтересоваться данными статистики о
заболеваемости и смертности от зараз до введения прививок и после.
Антипрививочники, вобщем, говорят, что заболеваемость заразными
заболеваниями свалилась сама собой, из-за изобретения лекарств и поболее действенного
исцеления. Этот аргумент смотрелся бы разумно, если бы не тот факт, что исцеление той
же ветрянки либо краснухи за последние 50–100 лет не поменялось, плотность
населения (другими словами риск инфецирования) выросла на порядки, при всем этом привитые хворают
меньше, а непривитые – больше.


Очередное
утверждение врагов прививок говорит, что естественные заболевания, которыми
хворает ребенок, помогают «отлаживать» и тренировать иммунную систему более
естественным методом. И это, нужно отметить, незапятнанная правда. Но стоит
уточнить, что, как досадно бы это не звучало, далековато не все малыши доживают до конца таковой «естественной
тренировки». Сторонникам «естественного иммунитета» стоит задуматься о естественном
же отборе: 100 годов назад в деревнях из 10 малышей до взрослого возраста
доживали двое-трое, другие погибали от заболеваний. При «неестественной
тренировке» (вакцинации) шансы выжить значительно выше.


Создатель статьи – аллерголог-иммунолог, кандидат мед наук





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments