velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Разламывать - не строить, да и разламывать можно с разумом

После окончания наикрупнейшей в мире операции по демонтажу старенькой плотины река Элва в штате Вашингтон опять будет выпущена на свободу. Колоссальный проект по сносу этого гиганта рассчитан на три года и подтверждает, что демонтаж – непростая задачка, не ограничивающаяся несколькими тоннами тротила.





«Снести саму плотину – это еще самая обычная часть работы», – гласит ихтиолог Брайан Уинтер, указывая на 30-метровую поросшую мхом бетонную стенку. Это плотина Элва, запирающая речную равнину на полуострове Олимпик в штате Вашингтон. На то, чтоб снести ворота водслива, подъемники, кран, превосходные железные трубы, направлявшие воду к расположенной понизу гидроэлектростанции, саму гидроэлектростанцию и спустить водохранилище, тянущееся ввысь по равнине, будет нужно три года. И это не говоря о 60-метровой плотине Глайнс Каньон ввысь по течению и о ее водохранилище. «По сущности, это будет стройка наоборот», – гласит он. Самая томная часть наикрупнейшго в мире проекта по сносу плотины уже сзади. Три десятилетия пригодилось для того, чтоб склонить к этому решению все заинтригованные стороны, преодолеть бюрократическую инерцию и пробить финансирование в объеме 184 млн. баксов. Выполнение проекта по восстановлению реки Элвы начнется в 2008 году. Это практически «поворот кругом» в государственном самосознании, которое подросло в традиции строительства все новых и новых плотин – с тех давнешних пор, когда еще не была подписана Декларация независимости. Всем уже понятно, что 2,5 млн. плотин, находящихся в личном и публичном владении, стали сейчас значительной обузой для огромного количества американских ручьев и рек. Более четверти этих сооружений уже перевалили за 50-летний предел среднего гарантийного срока. к 2020 году таких будет уже 85%.


Когда плотине больше 50 лет, в ее организме начинаются процессы распада – лопаются бетонные стенки, земельные насыпи эродируют, через их начинает проникать вода, ворота водосбросов заржавевают и теряют крепкость, слои осадков засоряют водохранилища, понижая их емкость. В самых сумрачных перспективах стареющая плотина может упасть, вызвав катастрофическое наводнение.


По мере роста расходов на поддержание плотины в порядке и на возмещение убытков финансовая рентабельность всего сооружения падает. Многие из наистарейших плотин уже никому не необходимы. Другие, как Элва и Глайнз Каньон, нуждаются в конструктивной реконструкции, а это подымет себестоимость вырабатываемой электроэнергии выше рыночной планки. В критериях возрастающего давления со стороны природоохранных организаций, рыбаков, племенных советов и различных федеральных и местных структур и агентств на уровне штатов в текущее время в Америке не столько строят новые плотины, сколько дискуссируют перспективы сноса старенькых. За последние 6 лет снесено уже практически 200. Большая часть из их были маленькими и определяли нрав ограниченных участков аква пути.


В отличие от их проект на реке Элве претендует на восстановление всей речной системы в целом.


На собственном пути от 1350-метровых снежных вершин олимпийских гор до уровня моря река Элва покрывает около 70 км. Получая около 6000 мм осадков раз в год, когда-то эта река была приютом для богатейшей фауны. В ней обитали сотки тыщ голов драгоценной рыбы – кижуч, горбуша, кета, красноватая нерка и чавыча, не считая радужной форели и большеголового гольца. В 1938 году был учрежден Олимпийский государственный парк, что позволило сохранить верхний бассейн реки, но плотины Элва и Глайнз Каньон, построенные соответственно в 1913 и 1927 годах, уже перекрыли к тому времени реку (если не считать 8 км нижнего течения) для передвижения рыбы со стороны океана.


Брайан Уинтер, управляющий проекта, опускает взор от водосбросных ворот к омутам у основания плотины, которая когда-то производила 14,8 мегаватт электроэнергии, питая этой энер-гией бумажную фабрику. «Когда свет падает верно, – гласит он, – можно их узреть. Взрослых лососей, ждущих, когда раскроется дорога ввысь. Когда снесут эту плотину».


Индейское племя Элва Клаллам, жившее на реке само мало 2700 лет, возражало против строительства с самого начала 1900-х. С течением времени к ним примкнули природо-охранные движения. В 2000 году федеральное правительство получило обе плотины за $29,5 млн. и санкционировало их снос. Осенью 2008 года уровень лежащего над плотиной Глайнз Каньон водохранилища Лейк Миллз площадью 1,7 км2 будет спущен на 15 м. Потом центральную дугу плотины, бетонное сооружение высотой с 21-этажный дом, распилят на кусочки при помощи алмазных ленточных пил. Приблизительно через год будут распахнуты сливные ворота на плотине Элва и уровень озера Олдуэлл, второго водохранилища площадью 1,07 км2, опустится на 5,4 м. Все следы дамбы должны пропасть к озари третьего года.


Разборка обеих плотин подразумевает демонтаж и переработку 25 000 м3 бетона – больше половины того, что пошло на постройку Эмпайр Стейт Билдинг. И это не беря во внимание сотен тонн металла. Земельная отсыпка и осколки от разбитого ложа пойдут на отформовку речных склонов, чтоб они заполучили свои изначальные контуры.


Из обоих водохранилищ предстоит скинуть практически 60 млн. тонн воды. Потом очередь дойдет до осадочных слоев. Скорость слива водохранилищ будет кропотливо регулироваться, чтоб турбулентность речного потока оставалась под контролем.


К концу 2011 года обе плотины уйдут в историю, водохранилища будут пусты, а свеженасыпанные берега начнут зарастать молодыми деревьями. Еще 3–5 лет будет нужно для того, чтоб река вымыла оставшиеся осадки, но рыба, как гласит Уинтер, должна показаться в наиблежайшие же месяцы. Вобщем, до того, как популяция восстановится стопроцентно, должно пройти лет 30.


До того как приступить к выполнению проекта, Служба государственных парков должна выстроить две новые водозаборные системы для городка Порт-Анджелес, который питается пресной водой только из этой реки. Племени Элва Клаллам придется приподнять и удлинить защитный противоприливный дескать, так как резервация находится конкретно в устье реки, также выстроить новые очистные сооружения, потому что после сноса плотин уровень подземных вод подымется и старенькые септики будут залиты.


Как считает Роберт Элофсон, управляющий программки по восстановлению приречного племенного места обитания, то, что свершится, стоит и затраченных трудов, и долгого ожидания. С того времени, как были построены плотины, полоса песочных пляжей, где туземцы зарабатывали на пропитание, выкапывая моллюсков, равномерно пропала. То же вышло и с речной дельтой, которая защищала береговую линию от штормовых наносов и служила приютом для рыбы и крабов. Снос плотин восстановит цикл перемещения питательных веществ от верховьев реки к ее устью, осадки будут стекать вниз, а ввысь по Элве и ее притокам, борясь с течением, будет подниматься на нерест лосось. Уинтер именует рыбу «мешком удобрений с плавниками», так как после нереста тушки погибших рыб обеспечивают экосистему азотом и фосфором.


Сторонники сноса плотин обещают пристально смотреть за восстановлением реки Элвы. Фуррор этого мероприятия может дать толчок для сноса других стареющих плотин, включая четыре мощные конструкции, перекрывающие нижнее течение реки Снейк в восточном Вашингтоне и плотину Матилиджа высотой 50 метров на притоке реки Вентуры в Южной Калифорнии. Элофсон будет еще пристальнее глядеть за свободно текущими водами. как и Брайан Уинтер, он увлекся этим проектом, чуть окончил институт. На данный момент ему 53 года, и он уповает еще до выхода на пенсию пройтись пешком ввысь до истоков возрожденной реки и изловить там кижуча своими своими руками.






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments