velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Аномалия

Нomo sapiens
наделен гармоническим набором эмоций, чтоб правильно принимать и изучить
мир вокруг нас, и опытными руками, чтоб преобразовывать действительность вокруг себя.
Но иногда природа вторгается в этот отлаженный интерфейс, тогда и происходят
странноватые вещи...






Пусть глаз
имеет неидеальное строение, пусть его сетчатка нелепо вывернута
светочувствительными клеточками не к свету, а совершенно напротив. Недочеты этой
конструкции, позаимствованной у простых хордовых кембрийского периода,
компенсирует мозг, который научился доводить до разума некачественную картину за
миллионы лет до возникновения компьютерных фоторедакторов. Как понятно, глаз
фокусирует получаемое изображение на сетчатке в перевернутом виде, но мозг итут
совладевает, в итоге чего мы постоянно получаем картину правильной
ориентации. Известен опыт, входе которого испытуемые надевали очки с переворачивающими линзами. После нескольких дней принужденного неудобства мозг
вновь ставил изображение как следует. На последующем шаге опыта очки
снимались, а испытуемые снова мучились с перевернутой картинкой. И опять
недолго, ровно то время, которое требовалось мозгу для адаптации. Но так
относительно просто все происходит, только когда сам мозг не испытывает заморочек.



Под другим
углом


Но в медицине понятно
расстройство,называемоеиллюзией наклона места (Room tilt illusion). Сущность
его в том, что пациент вдруг начинает созидать мир вокруг нас под некоторым углом.
Угол может быть маленьким – около 20 градусов, а может доходить до 90. Время от времени
изображение просто переворачивается вокруг горизонтальной оси, по другому говоря,
верх изменяется местами с низом. И в конце концов, самый редчайший вариант – это восприятие
рисунки в зеркальном отображении. Такое пугающее для человека явление может
продолжаться от нескольких минут до нескольких часов. Врачи обычно связывают этот
синдром с различного рода поражениями мозгового столба либо затылочно-теменного
участка, также с мигренями. Вне зависимости от определенной предпосылки речь,
разумеется, идет о конфликте поступающей в мозг зрительной и вестибулярной
инфы. Не случаем иллюзии наклона места обычно сопутствует
головокружение и нарушение пространственной ориентации. Другими словами, мозг,
ошибочно интерпретировав вестибулярную информацию, пробует подстроить
зрительное восприятие под эти неверные данные.

Кстати, одно
из более нередко встречающихся проявлений конфликта зрительных и
вестибулярных данных мы лицезреем в очевидном укачивании на заднем сиденьи
автомобиля. Если зрение приковано к недвижной точке салона либо к страничке
книжки, а вестибулярные детекторы докладывают о сложных передвижениях в
пространстве – это становится одной из обстоятельств связанных с укачиванием
проблем.

Иллюзию
наклонного места не стоит путать с эффектом, который отлично знаком
астронавтам, участвовавшим в полетах на галлактических кораблях либо хотя бы
проходивших тренировку в критериях искусственной невесомости на борту самолета.
При переходе от перегрузок к невесомости даже у этих здоровых и тренированных
людей появляется противное чувство висения вниз головой, хотя низа в смысле
направления земной гравитации вневесомости нет. Разница в том, что человек,
испытывающий чувство перевернутого зрения, правильно принимает
размещение собственного тела – он не чувствует, что глядит на мир, стоя на голове.
Такое необыкновенное отделение тела от окружающего места в чем либо роднит эту
иллюзию с аутоскопическими
галлюцинациями, в течение которых человек следит впереди себя собственного двойника.
В варианте хеаутоскопической галлюцинации он к
тому же чувствует в двойнике присутствие собственного «я».



Видения от
мигрени


Мигрень, о
которой уже говорилось выше, – болезнь не до конца понятной природы,
способное вызывать и другие необыкновенные видения. При мигрени человека истязают
сильные мигрени, которые время от времени сопровождаются галлюцинациями наподобие
синдрома Алисы в Стране Чудес: эта сказочная девченка, как понятно, столкнулась
по воле создателя с пространственно-временными феноменами. При проявлении
синдрома предметы и расстояния меняют свои реальные масштабы: пульт от
телека может казаться огромным, сам телек – крохотным, а стенки и
потолки – разъехавшимися далеко-далеко. Гипертрофированные размеры иногда
принимают в этих видениях и части тела самого галлюцинирующего – к примеру,
растягиваются до неописуемых размеров пальцы и конечности. Также обычно
теряется чувство времени. Подобные преобразования, естественно, наводят на
идея о действии на психику определенных препаратов, но синдром Алисы был
зафиксирован у людей, никак не связанных с наркотиками.


Расстройства
мозга иногда ведут не только лишь к нарушению зрительного восприятия, да и к
«автономизации» отдельных частей тела, как это происходит в случаях проявления
синдрома чужой руки. Это расстройство часто появляется у людей, которым была
изготовлена операция по хирургическому разделению полушарий мозга – такая мера
применяется для избавления пациента от страданий при томных формах эпилепсии.
Синдром также наблюдается и при других поражениях мозга, при этом в зависимости
от локализации поражения его проявления имеют свою специфику. Сущность явления в
том, что человек, продолжая чувствовать руку частью собственного тела, утрачивает над ней
контроль. Если, к примеру, этот эффект вызван неуввязками в лобном участке мозга,
то рука может схватить предмет и держать его, при этом владелец руки не способен
разжать пальцы волевым усилием – им приходится помогать другой рукою. Поражения
затылочно-теменной области, напротив, принуждают непослушливую руку избегать
контакта с окрестными предметами – она будет всегда отдергивать кисть
вспять. 3-ий вариант – одна послушливая рука делает нечто по воле владельца, другая
же начинает делать какие-то совсем не связанные с этой задачей деяния
либо даже мешать 2-ой руке. Рука, не слушающаяся собственного владельца, в качестве
увлекательного и парадоксального вида вошла в современную культуру – отсылки к
этому психоневрологическому расстройству можно узреть как в древнем кинофильме
Стэнли Кубрика о медике Стрейнджлаве, так и в современной околомедицинской
телесаге про доктора Хауса.



Ген
обезболивания


Все эти
странноватые чувства, иллюзии и галлюцинации, связанные с восприятием времени и
места, появляются у неких людей на определенном шаге жизни,
являются следствием обретенных болезней либо расстройств и продолжаются, как
правило, в течение недолгого периода времени. Есть, но, маленькое
количество людей на Земле, с которыми природа пошутила в особенности безжалостно. Их
недуг, связанный сдефектом чувствительности, живет с ними с самого рождения и
в особенности небезопасен в те годы, когда человек еще не в состоянии верно и непрестанно
держать под контролем свои деяния. Идет речь оврожденной нечувствительности к боли.
Боль, как понятно, хоть и доставляет нам самые противные чувства, но
является важным сигнализатором, сообщающим организму о грозящей угрозы.
Без этих сигналов взрослый, а в особенности ребенок, может неприметно себе
нанести для себя суровую рану, получить сильный ушиб, даже не задумавшись о его
травмирующих последствиях, либо, к примеру, испить кипяточек, не почувствовав
обыкновенной в таких случаях жгучей боли.


Причина таких
аномалий – генетические расстройства. Механизм трансляции болевых чувств
связан с прохождением ионов натрия через находящиеся в клеточной мембране
ионотропные сенсоры, либо так именуемые натриевые каналы. Натриевые каналы
формируются особенного рода белком и имеют два состояния – открытое и закрытое.
Проникая вовнутрь мембраны через канал, ион натрия меняет рассредотачивание
электронного заряда меж наружной и внутренней средой, что служит основой для
появления нервного импульса, который в итоге обрабатывается
мозгом. Если канал работает некорректно и очень просто раскрывается, человек
повсевременно будет чувствовать боль; если канал окажется нечувствительным к подходящим
раздражителям и раскрываться не будет, болевой сигнал не сумеет появиться и
мозг остается в незнании.


Один из
героев этой драмы – ген SCN9A, который кодирует белок Nav1.7, а последний
сформировывает вклеточных мембранах натриевые каналы. А именно, мутация конкретно
этого гена служит предпосылкой редчайшего ангиотрофоневроза – эритромелальгии. Люди,
страдающие этим болезнью, с трудом носят обувь, потому что тепло и легкое
давление интерпретируются организмом как раздражающие, а кожа ног багровеет
и испытывает жгучую боль. Очень необыкновенное действие одной из мутаций SCN9A
следила пару лет вспять группа исследователей под управлением доктора
Джеффри Вудса (Кембридж). Их внимание завлекла история мальчугана, который жил в
северной части Пакистана и забавлял зевак леденящими кровь трюками. Он с
ухмылкой на лице протыкал руку ножиком, прогуливался по жарким углям и стеклам. В
отличие от проф иллюзионистов, мальчик носил на для себя жуткие
следы этих представлений в виде ран и порезов, но они, похоже, не доставляли
собственному владельцу ни мельчайшего беспокойства. Пока ученые пробовали добраться до
уникума, юноша умер, решив показать своим сверстникам, что
сумеет спрыгнуть с крыши высочайшего дома и остаться невредимым.


Ввиду
катастрофической смерти головного объекта научного энтузиазма англичане разыскали
родственников мальчугана и нашли, что те также практически поголовно не ощущают
боли. Броским свидетельством прирожденного расстройства были прокушенные еще в
детстве щеки и губки. Проведя генетическое исследование, ученые сделали вывод,
что имеют дело смутацией SCN9A. И что умопомрачительно – в этом случае модифицированный
ген не вызвал какое-то специфичное расстройство типа эритромелальгии, а
просто выключил начисто все натриевые каналы, отвечающие за болевые чувства.
При всем этом члены семьи погибшего пакистанца могли без заморочек различать,
к примеру, теплую и прохладную еду, потому что чувство температуры, не связанное с
болью, транслируется спомощью других рецепторов. Но как тепло
становилось обжигающим, сигналы боли не проходили – сенсоры не отзывались.


Недостаток
конструкции


Очень
затрудняет жизнь человека и его взаимодействие с миром вокруг нас очередное
расстройство, имеющее генетическую природу,– синдром Элерса–Данлоса. Искусство
конторсионистов – цирковых артистов, демонстрирующих недостижимую для обыденного
человека упругость суставов, – вызывает оторопь и восхищение. Как взрослый
человек способен прогнуться вспять, обхватив руками голени, либо уложить себя
полностью в крохотный стеклянный ящик? Очевидно, завышенная упругость связок
достигается упрямыми тренировками, и хотя большая часть конторсионистов с юношества
имели расположенность к супергибкости, речь далековато не всегда идет о каких-либо
патологических свойствах организма. Но синдром Элерса–Данлоса с рождения
«дарит» отдельным людям слабенькие и растяжимые связки, их гиперподвижные суставы
склонны к вывихам, подвывихам и растяжениям. Все дело в генетических мутациях,
приводящих к недостаточной выработке в организме коллагена – самого
всераспространенного белка в организме млекопитающих. Этот фиброзный протеин
составляет базу соединительных тканей в организме, включая кости, хрящи,
сухожилия, стены сосудов, кожу. Таким макаром, человек, страдающий синдромом
Элерса–Данлоса, поточнее, одним из его вариантов, именуемым гипермобильностью,
повсевременно подвергает угрозы свою опорно-двигательную систему, которая не
способна выдержать нагрузок, просто переносимых здоровым человек разумный. Так же,
как и в случае сврожденной нечувствительностью к боли, излечить этот недуг
нереально. Нужно всю жизнь соблюдать меры предосторожности, ну и, по
способности, извлекать из необыкновенных параметров организма какую-то пользу. В конце
концов существует догадка, согласно которой величавый Паганини мучился синдромом
Элерса–Данлоса, что позволяло ему с необыкновенной ловкостью бегать пальцами по
скрипичному грифу.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments