velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

«А на дальнем горизонте злобный Марс пылает пожаром…»

Считается, что 1-ый звездный каталог составили в Вавилоне в XVIII веке до нашей эпохи во времена правления величавого законодателя Хаммурапи. Безымянные создатели этого труда уделили повышенное внимание 5 обитателям ночного небосклона, которые передвигались на фоне постоянного узора других светил и меняли собственный сияние.





Тыщу с излишним лет спустя греки окрестили эти небесные тела странниками – planhtai; позже это слово вошло в латынь (множественное число – planetai, единственное – planeta), а потом и в другие европейские языки. Одна из планет имеет очевидный красный колер, потому многие народы называли ее Красноватой либо Пламенной. Прямо за вавилонянами и египтянами греки стали давать планеткам дополнительные имена, посвященные божествам, и красноватая планетка заполучила имя бога войны Ареса. В римском пантеоне он назывался Марсом.


Взор со стороны


Прямо до изобретения телескопа все астрономические сведения о Марсе ограничивались описанием его движения по небесной сфере. В конце XVI века измерения непревзойденной точности произвел датчанин Тихо Браге, а Иоганн Кеплер на базе этой инфы определил законы движения планет. В 1636 и 1638 годах итальянец Франческо Фонтана первым зарисовал фазы Марса, которые практически следил еще Галилей. В 1659 году Христиан Гюйгенс оценил поперечник Марса и продолжительность его суток, при этом в первом случае ошибся всего на 10%, а во 2-м – наименее чем на 5%. Через пару лет Джованни Кассини вычислил тогдашнее расстояние от Земли до Марса и обусловил длину его суток всего с трехминутной ошибкой. Тот же Кассини, а потом и его племянник Джакомо Маральди увидели на полюсах Марса белоснежные пятна, но не стали утверждать, что это снег либо лед. На это в первый раз в 1781 году решился величавый британский астролог Уильям Гершель. Он также измерил наклон оси Марса к плоскости эклиптики и высказал догадку о существовании у этой планетки атмосферы.


После работ Гершеля приблизительно на полста лет энтузиазм к Марсу как-то увял и возродился только в 1830 году, когда Марс и Земля в очередной раз приблизились друг к другу на наименьшую дистанцию. В следующие десятилетия астрологи занялись составлением карт Марса, и одна из их перевоплотился в мировую сенсацию. Эту карту на базе собственных зарисовок, изготовленных во время сближения 1877 года, начертил итальянец Джованни Скиапарелли. Его карта содержит огромное количество черных пересекающихся линий, которые ученый именовал canali. Это множественное число итальянского слова canale, которое значит естественный аква путь, а именно – русло реки и морской пролив. Но в большинстве переводов этот смысл был утерян, и структуры Скиапарелли стали, не мудрствуя коварно, именовать просто каналами. Так и появилась легенда о наличии на Марсе искусственных аква путей, чего Скиапарелли никогда не утверждал. Следут отметить, что такие же полосы и до него следили более 10 других астрологов, что Скиапарелли не один раз подчеркивал.


Вера в марсианские каналы выдержала еще лет 30, а позже равномерно погибла естественной гибелью. Сначала XX столетия астрологи, которые уже располагали очень сильными телескопами, не смогли усмотреть их ни зрительно, ни на фотоснимках. Тогда же спектрографические исследования Марса внушительно проявили, что на планетке нет водянистой воды. Что конкретно лицезрели Скиапарелли и его современники, не ясно и доныне, но по всей вероятности, они оказались жертвами оптической иллюзии.


Но в 1877 году было изготовлено и подлинное открытие. Южноамериканский астролог Азеф Холл при помощи 26-дюймового телескопа-рефрактора Военно-морской обсерватории нашел у Марса два маленьких спутника – Фобос и Деймос.


1-ые 6 десятилетий ХХ века принесли много инфы о Марсе. Так, в 1920-е годы америкосы Сет Никольсон и Эдисон Петтит первыми обусловили температуру марсианской поверхности. Полностью естественно, что картирование Марса длилось с применением все более и поболее совершенных телескопов и камер. Но подлинный подъем марсианской астрономии начался только в галлактическую эру.


На свидание с Марсом


Красноватая планетка оказалась жестким орехом для мировой астронавтики. С 1960 по 2007 год к Марсу направились 38 автоматических аппаратов: 19 американских, 17 русских и русских, один европейский и один японский. Успешными оказались только проекты NASA, ну и то не все. Двенадцать полетов к Марсу и на Марс оправдали ожидания, 6 провалились, судьбу корабля Phoenix, стартовавшего 4 августа 2007 года с мыса Канаверал, дискуссировать пока рано. Общий баланс такой: 25 неудачных попыток, 12 удачных, один корабль в пути.


1-ые пуски галлактических зондов к Марсу были произведены со стартового комплекса № 1 космодрома Байконур 10 и 14 октября 1960 года. Оба они не удались: еще до выхода на промежную околоземную орбиту взорвалась ракета-носитель. Три пуска 1962 года тоже были нештатными. Стартовавшие 24 октября и 4 ноября корабли добрались до околоземной промежной орбиты, но не смогли выйти на расчетную межпланетную линию движения. Ушедшая в космос 1 ноября 900-килограммовая станция «Марс-1» 19 мая будущего года обогнула Красноватую планетку на расстоянии 197 000 км (после этого вышла на околосолнечную эллиптическую орбиту), но за три месяца до просвета с «Марсом-1» была утеряна связь. Подобная судьба поняла и запущенную 30 ноября 1964 года станцию «Зонд-2». Эта беда оказалась в особенности обидной, так как корабль находился всего в 1500 км от Марса и мог бы собрать уникальнейшую информацию.


Хроника позднейших марсианских стартов с Байконура смотрится как повторение пройденного. 27 ноября и 2 декабря 1971 года станции «Марс-2» и «Марс-3» вышли на орбиты вокруг Марса и выслали на его поверхность спускаемые аппараты. Какой-то из них разбился, а другой после мягенькой посадки проработал всего 20 секунд. В 1973 году были запущены «Марсы» с номерами 4, 5, 6 и 7. Два из их прошли мимо планетки, один нескольких дней слал сигналы с околомарсианской орбиты, после этого умолк навечно; «Марс-6» сделал посадку и закончил связь. В июле 1988 года в космос ушли две станции, которые должны были сесть на Фобосе, но с ними связь тоже утратили. 16 ноября 1996 года последний из «Марсов» (за номером 8) пал жертвой аварии ракеты-носителя.


США начали экспедиции к Марсу 2-мя кораблями серии Mariner, запущенными в ноябре 1964 года. 1-ый не сумел выйти на расчетную линию движения, а 2-ой, Mariner-4, 14 июля 1965 года прошел в 9920 км от Марса и передал на Землю 22 снимка его поверхности. Никаких каналов либо других водоемов на их, очевидно, не оказалось. Корабль не нашел у Марса и магнитного поля.


В 1969 году мимо Марса пропархали Mariner-6 и Mariner-7, которые сделали 202 фотоснимка, покрывающих 9% марсианской поверхности. Более совершенный Mariner-9 вышел на околомарсианскую орбиту и стал первым галлактическим аппаратом, превратившимся в спутник другой планетки. Это вышло 14 ноября 1971 года (аппарат обогнал «Марс-2» всего на 13 земных суток). А 20 июля и 3 сентября 1976 года корабли Viking-1 и Viking-2 отправили на Марс станции с научным оборудованием. 1-ая из их действовала прямо до 13 ноября 1982 года, 2-ая – до 11 апреля 1980 года. С этих станций были получены панорамные снимки марсианской поверхности и не настолько сенсационная, но очень нужная информация об особенностях марсианской геологии (вернее сказать – ареологии) и атмосферы.


На пыльных тропинках


4 июля 1997 года на марсианскую поверхность погрузился южноамериканский корабль Pathfinder. Он привез 1-ый в мире марсоход – маленький (всего 10,5 кг) шестиколесный джип Sojourner. Эта дружная пара проработала недолго (последний сеанс связи состоялся 27 сентября), но очень действенно. Она сделала более 17 000 фотоснимков, произвела хим анализ 2-ух 10-ов проб грунта и скальных пород и собрала огромное число сведений о воздушном бассейне планетки. А 11 сентября к работе приступил очередной орбитальный зонд – Mars Global Surveyor, снаряженный фотокамерой, лазерным альтиметром, магнитометром и инфракрасным спектрометром. Он выполнил всю первоначальную программку к началу 2001 года, но оставался на посту еще 5 с излишним лет прямо до прекращения связи 2 ноября 2006 года.


На данный момент Краcную планетку изучат четыре посланца NASA и один – ESA. Из космоса за ней наблюдают южноамериканские станции Mars Odyssey и Mars Reconnaissance Orbiter и их европейский партнер Mars Express Orbiter. С января 2004 года по ее поверхности гуляют южноамериканские марсоходы Spirit и Opportunity. 1-ый аппарат к середине октября 2007 года прошел чуток больше 7,25 км и выслал на Землю 102 000 фото. 2-ой сделал 94 000 снимков, но зато проехал выше 11,5 км. Если ничего не случится, то 25 мая 2008 года к ним присоединится стационарный спускаемый аппарат корабля Phoenix, снаряженный автоматическим экскаватором. Он будет добывать подпочвенный лед и передавать его на анализ бортовым устройствам.


Марс изучают и околоземные обсерватории (сначала орбитальный телескоп «Хаббл»), и новые наземные телескопы и радиотелескопы. Потому сейчас астрологи знают о нем намного больше, чем всего три-четыре десятилетия вспять. Но вот на вопрос «Есть ли (либо была ли) жизнь на Марсе?» как и раньше приходится отвечать цитатой из известного кинофильма Эльдара Рязанова: «Это науке неизвестно».






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments