velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Полное затмение

«Становилось все темней и темней, черней и черней. В конце концов стало мрачно, как в шахте, и вся масса завыла от кошмара, почувствовав дуновение прохладного, загадочного ночного ветра и лицезрев в небе мерцающие звезды. Вот оно, полное затмение.»
Марк Твен, «Янки при дворе короля Артура»






26 марта, 6:00-8:00. Москва, аэропорт Домодедово


«Вы убеждены, что не желаете ничего сдать в багаж?» – спрашивает женщина за стойкой регистрации авиакомпании «Вим-Авиа», смотря на большой серебристый чемодан и ранец. Я отказываюсь, объясняя, что снутри – хрупкое оптическое научное оборудование. К моему облегчению, все проходит гладко. Но приключения еще не окончены.


«Что это у вас?» – подозрительно спрашивает сотрудница службы безопасности, смотря на мой чемодан. На дисплее рентгеновского интроскопа виден сероватый цилиндр с электрическими платами в основании, а рядом с ним – какие-то провода и пара предметов, напоминающих гильзы. «Телескоп», – говорю я, протягивая руку к замкам. Но служба безопасности сразу теряет ко мне энтузиазм: «Едете следить затмение? Сможете не открывать, проходите!»


Оглядываюсь вспять – еще несколько человек с чемоданами соответствующей формы ожидают собственной очереди… В конце концов объявляют посадку. При входе в самолет бортпроводница недоуменно глядит на меня: «Почему вы не сдали чемодан в багаж? Если он не влезет на полку, будете держать его на коленях». К счастью, волнения оказались напрасными – чемодан, изготовленный американской компанией Meade специально для одноименных телескопов, в точности соответствовал багажной полке самолета модели 757 американской же компании Boeing.


26 марта, 10:00-11:00. Турция, аэропорт Анталия


«При заезде в Турцию следует непременно заявить в таможенной декларации обо всем ввозимом электрическом и оптическом оборудовании», – было написано в туристской памятке, которую выдали нам до поездки. Беря во внимание количество этого самого оборудования, которое наша экспедиция (не считая меня в ней учавствовал наш арт-директор Руслан Гусейнов) везла с собой, одной странички бы нам не хватило. Но наша попытка поступить согласно памятке потерпела беду – одинокий турецкий таможенник длительно пробовал осознать, чего мы желаем, а когда в конце концов сообразил, махнул рукою в сторону зеленоватого коридора – идите, дескать, расслабленно. Погодный контраст впечатляет – после столичного нуля градусов и сплошной облачности турецкое ясное небо, солнце и +20оС – мечта отпускника. Грузимся в автобус туроператора под миролюбивую речь нашего гида и отправляемся в отель. По дороге гид спрашивает, что нас интересует – шопинг, экскурсии? Выясняется, что «посторонних» в автобусе нет – всех интересует только солнечное затмение.


26 марта, 13:00. Турция, 7 км от Кемера, отель Riva Zena


В холле отеля нас уже встречают устроители поездки – Андрей Остапенко и Лена Ходакова из «Астрофеста» (одноименный каждогодний фестиваль любителей астрономии в Подмосковье – их рук дело). Андрей немного шокирован турецкой предприимчивостью – администрация отеля только-только объявила ему о том, что хочет брать по 5 баксов в денек за каждый телескоп, выставленный на площадке рядом с пляжем. Он передает это объявление участникам. Кто-то из прибывших полностью разумно замечает: «А давайте мы предложим выставлять наше оборудование ночкой!» Но все сходятся во мировоззрении, что ничего не поделаешь, придется платить. За эти средства решаем добиваться у администрации подвести электричество к площадке, выключать фонари освещения ночкой (они очень мешают наблюдениям), также огородить площадку и не пускать туда сторонних во время затмения. Администрация соглашается.


27 марта, 11:00–14:00. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


Собирались мы в спешке, потому телескоп Meade ETX-105PE, разлюбезно предоставленный нам компанией «Пентар», дистрибьютором американской компании Meade, пришлось осваивать прямо на месте. Тащим на площадку чемодан с телескопом, ранец с треногой, сумку с ноутбуком и проводами управления к телескопу.


По пути, на огороженном красноватой лентой и надписями DO NOT ENTER! зеленоватом газоне, примыкающем к отелю, лицезреем группу людей в шортах и панамах, собирающих некий превосходный аппарат, как будто сошедший с экрана голливудского кинофильма о безумном ученом. Это сотрудники ГАИШ (Муниципального астрономического института имени Штернберга) монтируют поляризационный коронограф – прибор для съемки характеристик солнечной короны.


На площадке уже толпится люд с бэджиками «Астрофест – Солнечное затмение». Моя гордость за привезенное оборудование испаряется сразу после беглого взора на технику других участников экспедиции: наш телескоп оказывается чуть ли не самым умеренным (по своим способностям) из числа тех, что выставлены на площадке. Вставляю вовнутрь телескопа 8 пальчиковых батареек, устанавливаю телескоп на треноге, ориентирую на север, подключаю компьютеризированный пульт управления Autostar 497 и передвигаю переключатель включения в положение ON.


На красноватом люминесцентном мониторе возникает предупреждение не наводить телескоп на Солнце – а зачем же еще мы его будем использовать? Ввожу координаты Кемера и местное время, для увеличения точности позиционирования телескоп предлагает навестись на две самые калоритные звезды. Удивительно, неуж-то он серьезно задумывается, что их можно узреть деньком? Молчком дважды нажимаю ENTER, высвечивается сообщение о том, что наведение произведено удачно (в этот момент чувствую себя героем южноамериканского боевика, только-только запустившего крылатую ракету по нехорошим парням).


Находится 1-ый подводный (хотя быстрее, небесный) камень – в меню слежения за объектами нет Солнца! Оно и понятно – ведь наводить телескоп на наше светило без специального солнечного фильтра чревато не только лишь выходом из строя самого аппарата (из-за высочайшей температуры в фокусе потрескаются либо расплавятся оптические элементы), да и необратимой потерей зрения (если кто-то в этот момент поглядит в окуляр). А о том, что таковой фильтр уже стоит на объективе, телескоп просто не знает… Коллеги предлагают смотреть за Луной (она в перечне объектов есть), ведь в момент затмения она пройдет по диску Солнца. Я делаю выбор в пользу другого варианта – ввести пользовательский объект с заглавием SUN, вручную навести телескоп на Солнце и зафиксировать его. Все проходит полностью удачно – Солнце занимает практически все поле зрения, а моторизованная вилочная монтировка удачно компенсирует вращение Земли.


28 марта, 11:00–14:00. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


Две противных анонсы. 1-ая – это то, что адаптер для присоединения к телескопу нашей цифровой камеры Canon EOS D20 собирается при помощи часовой отвертки, а ее у нас нет! Пробы раздобыть этот узкий инструмент не увенчались фуррором, приходится мастерить его из скрепки, расплющивая ее камнем и затачивая о брусчатку. Но вот в конце концов адаптер собран, и приходит черед 2-ой нехороший анонсы – из-за кроп-фактора цифровой камеры 1,6 Солнце не помещается в кадр стопроцентно! Посмотрев на результаты съемки и подумав, Руслан делает выбор в пользу телеобъектива. «А в телескоп будем просто глядеть зрительно. Другими словами глазами», – объясняет он.


29 марта, 11:00. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


С самого ранешнего утра астрологи уже в полной боевой готовности. Телескопы собраны, наведены и смотрят за Солнцем, на котором появилась привлекательная группа пятен. Фотоаппаратура испытана и перепроверена. Запасные пленки и карточки памяти для цифровых камер разложены на столах. Площадка огорожена красноватой лентой, чтоб зеваки, которые с удивлением глядят на настолько необыкновенное сборище, не мешали процессу наблюдений. Устроители раздают особые очки (не считая Солнца, в их не узреешь ничего – они пропускают только 0,005% света). До первого контакта (касания диска Солнца Луной – официального начала затмения) остается еще полтора часа. На небе видны подозрительные облака, и астрологи толпятся вокруг стола, где один из участников экспедиции колдует с ноутбуком и крестообразной антенной, принимая со спутника NOAA (National Ocean and Atmospherics Administration) последнюю карту погоды – облачности и температуры. Прогноз подходящий.


29 марта, 12:36. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


«Началось! 1-ый контакт!» – слышится чей-то вопль. В телескоп видно, что солнечный диск уже не совершенно круглый. В очках настолько маленький вред на юго-восточном краю Солнца рассмотреть пока нереально. Но проходит еще пару минут – и откушенный Луной кусочек виден уже и невооруженным глазом (в очках, очевидно).


В телескоп ясно просматривается зазубренный край нашего спутника – лунные горы. Методично щелкают камеры, закрепленные на телескопах. На пляже напротив площадки собирается больше народа.


29 марта, 13:00–13:54. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


Невооруженным глазом потускнение Солнца не видно, хотя свет больше припоминает вечерний. На Солнце как и раньше нельзя глядеть без «затменных» очков, но для взора вокруг солнцезащитные очки уже не необходимы. Начинает холодать, подымается ветер. Солнечные кролики в просветах меж листьями получают ясно видимую серповидную форму.


29 марта, 13:54–13:57. Площадка напротив пляжа, отель Riva Zena


Луна «доедает» последний узкий серпик Солнца за считанные секунды, и начинается истинное светопрестав-ление. Практически одномоментно темнеет до состояния сумерек, и масса на пляже издает экзальтированный крик. Я снимаю солнечный фильтр с телескопа, поднимаю голову и тоже не удерживаюсь от экзальтированного клика – среди темного неба ярко пылает солнечная корона. Чуток правее ясно видны Венера и Меркурий, а горизонт окрашен в розовый цвет (заревое кольцо). Опускаю голову к окуляру телескопа и замираю в восхищении – не считая великолепно прекрасной короны отлично видны розовые протуберанцы.


Все источники хором говорят, что во время затмения собаки начинают вопить. Но услышать вой просто нереально – экзальтированные клики собравшихся на пляже людей накрепко заглушают все другие звуки. Через этот шум пробивается ясно слышимый 3-этажный российский мат – как выяснилось позже, у кого-либо из астрологов в самый ответственный момент отказала камера.


«Руслан! – кричу, стараясь перекричать шум, нашему арт-директору, лежащему на газоне за (точнее, под) фотоаппаратом, стоящим на штативе. – Оторвись и взгляни на эту красоту!» Руслан подымается и длительно, секунд 10, глядит в телескоп: «Ух ты!» Позже с сожалением вновь занимает горизонтальное положение под штативом: в видоискателе фотоаппарата картина впечатляет намного меньше.


Глас 1-го из астрологов всплывает над массой: «Тридцать секунд! Пятнадцать секунд! 10! 5! Все!» Отрываюсь от окуляра, вновь надеваю на телескоп солнечный фильтр и поднимаю голову. 1-ый луч Солнца выглядывает из-за диска Луны, демонстрируя зрителям на десерт «бриллиантовое кольцо», оканчивающее полную фазу затмения. Вокруг вновь становится светло. Масса встречает Солнце рукоплесканиями и расползается. На наблюдения личных фаз остаются только несколько самых стойких астрологов. Начинает теплеть.


218 секунд, а конкретно столько продолжалось затмение, пропархали как полминуты. Но ничего – последующее полное солнечное затмение состоится совершенно скоро, 1 августа 2008 года (Канада – Гренландия – Сибирь – Монголия – Китай). Правда, оно будет относительно маленьким – 2 минутки 28 секунд. Зато всего через год, 22 июля 2009 года, полосой через Индию, Непал, Китай и по Тихому океану пройдет самое длительное в XXI веке полное солнечное затмение – 6 минут 38 секунд. Встретимся там!






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments