velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Нейронное общество

Чтоб ваш глас был услышан, вас должно быть много. Но как быть меньшинству? С этим вопросом сталкиваются не только лишь обитатели демократических государств, да и нейроны нашего мозга. И они решают вопрос так же: сила – в организации.





Длительное время из-за больших технических сложностей нейрофизиологи не могли отменно изучить поведение отдельных клеток мозга. Это привело к утверждению представления о том, что нейроны ведут взаимодействие вместе через электронные импульсы, а для роста интенсивности сигнала наращивают частоту этих импульсов.


С другой стороны, общение нейронов никогда не происходит «с глазу на глаз». Любая отдельная нервная клеточка может получать входящие сигналы от сотен других клеток, средством тыщ синапсов.


«К огорчению, на сей день мы не располагаем способностями детально измерить, что конкретно и какой конкретно нейрон в данный определенный момент “гласит” той либо другой клеточке, это потребовало бы одновременного анализа по соткам нейронов, - добавляет Хси-Пинь Ван (Hsi-Ping Wang), студент и один из создателей исследования, к описанию которого мы как раз подбираемся, - А потому никто не может ответить на достаточно обычный вопрос – сколько конкретно нейронов требуется, чтоб передать на нервную клеточку весомый сигнал, а какого числа будет недостаточно?»


В особенности животрепещущ этот вопрос для таламуса, либо зрительного бугра. Невзирая на слово «зрительный», роль этой маленький области мозга куда обширнее. Сюда стекается информация со всех органов эмоций, не считая чутья. Тут она проходит первичную обработку и распределяется далее, по остальным областям мозга. Логично, что клеточки таламуса вовлечены в активацию большого числа событий в мозге. С другой стороны, по оценкам ученых, приходящие от него сигналы составляют менее 5% всех получаемых нейронами сигналов.


Как такое маленькое число клеток оказывает таковой большой эффект? Казалось бы, 95% других сигналов должны просто «забивать» любые сигналы от таламуса. Либо к ним другие нейроны относятся как-то «особенно», и некие сигналы «более равны, чем другие»?


Чтоб разобраться в этом финомене, группа Теренса Сейновски (Terrence Sejnowski) сделала близкую к реальности компьютерную модель обычного звездчатого нейрона с его приблизительно 6 тыщами синапсов, передающих входящие сигналы. Обнаружилось, что принципиально не только лишь количество входящих сигналов, да и их согласованность.


Ван объясняет: «Наша модель показала, что во всем этом большом 6-тысячном пуле синапсов довольно, чтоб 30 из их действовали сразу, чтоб клеточка получила очень ясный и сильный сигнал». Эта схема, кроме остального, и очень экономична: если такового числа нейронов довольно, то нет нужды попусту активировать излишние.


Выходит, что нейроны таламуса – а может быть, и других областей мозга – действуют ровно так же, как хоть какое меньшинство в любом развитом штатском обществе: они соединяются воединыжды и начинают координировать свои деяния. И тогда маленькое число не помеха: организованное меньшинство посильнее хоть какого дезорганизованного, пускай и подавляющего, большинства.




По пресс-релизу Salk Institute




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments