velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Несправедливая наука

Что в капиталистической Америке, что в коммунистическом Китае, что в нашей своей стране – всюду мы смотрим грустную картину общественного расслоения. Картину тем паче грустную, что – несправедливую, ведь денежный достаток не достаточно находится в зависимости от плюсов человека. Считается, что эта несправедливость – итог дурных законов, но винить стоит быстрее законы арифметики: показано, что неравенство появляется из самой структуры общества.





Рассредотачивание богатств в обществе – один из постоянно самых болезненных вопросов. И отчего-то принято считать, как будто баланс меж обеспеченными и бедными в различных странах может быть совсем различным. В конце концов, у всех разные количества естественных ресурсов, развитость экономики, традиции, текущее положение. Но это не так, что было подмечено еще известным итальянским социологом Вильфредо Парето. Его принцип, а именно, говорит, что 20% людей владеют 80% капитала.

Представьте, что вы возьмете раздельно взятую страну и подсчитаете число ее обитателей, владеющих тем либо другим доходом. Окажется, что при удвоении суммы дохода количество людей, достигших этого уровня, понижается в геометрической прогрессии. Для различных государств множитель этой прогрессии может быть разным: например, в США отношение 80/20 соблюдается практически точно, тогда как в других странах оно может составлять 90/20 либо 95/10. Но сама схема Парето остается работающей всюду – ни Канада, ни Марокко, ни даже Наша родина в этом смысле не могут повытрепываться «своим особенным путем».

Откуда же она берется? Существует ли собственного рода особенность поведения людей, особенность, пересиливающая все различия государств? А может, все дело в «заговоре богатых»? Все это – один из важных (и сложнейших) вопросов экономической науки, который призван разъяснить природу неравенства в рассредотачивании доходов. Естественно, малыши богатых почаще сами остаются обеспеченными, ведь они могут лучше питаться и развиваться, получить наилучшее образование и стартовые условия. Невзирая на редчайшие примеры оборотного, бедняк из трущоб изредка дорастает до топ-менеджера. Но закону Парето это непринципиально: он имеет дело не с персональными особенностями, а с паттерном, зависимостью, которая проявляется только на уровне огромных групп. И видимо, связана она не с особенностями индивидуумов, а со качествами самой организации людей в сообщество-сеть.

Вообщем, огромное количество параметров иерархически организованной сети только слабо зависят от особенностей отдельных входящих в нее узлов – либо не зависят совсем. Например, можно выстроить очень точную математическую модель сложной и большой молекулярной системы, используя достаточно грубые приближения: характеристики каждого отдельного атома практически не оказывают влияние на поведение комплекса в целом. И на теоретическом уровне, схожее должно быть применимо и к благосостоянию. Принцип Парето определяется не уникальностью каждого отдельного человека, а безличными и бесстрастными законами структурной организации.

Давайте для начала забудем о таланте, уме, готовности идти на риск и других личных параметров, которые вправду могут найти личную судьбу. Заместо этого просто сконцентрируемся на потоках капитала в экономике, представив ее, как гигантскую сеть взаимодействующих узлов – людей. В каждый определенный момент каждый человек обладает определенным капиталом, который в перспективе изменяется в одну из 2-ух сторон. Любая такая транзакция соответствующым образом меняет капитал какого-то другого человека. Ваш работодатель понижает уровень личного капитала, выплачивая вам заработную плату – а вы его увеличиваете. Вы отправляетесь в отпуск в Крым – и там тратите собственный капитал, повышая его уровень у кого-либо другого. Есть и такая вещь, как инвестиции: вы приобрели квартиру в Черемушках, и стоимость ее выросла. Либо вы вложили 50 тыс. в акции, а здесь грянул кризис – и они перевоплотился в 5 тыс.

Как ни грустно сознавать, но в процессе исследовательских работ парижских физиков Жана-Филиппа Бушо (Jean-Philippe Bouchaud) и Марка Мезара (Marc Mézard) показано, что конкретно эти два процесса практически стопроцентно определяют «поток благосостояния» в публичной сети. В целом поток этот проходит более-менее размеренно: «человек» получает оклад и растрачивает его на свои нужды. С течением времени благодаря инвестициям совокупное благосостояние общества понемногу вырастает, хотя благосостояние отдельных его участников может расти либо падать, зависимо от удачливости их личных вложений.

Такая картина, естественно, представляет очень облегченное изображение действительности. И тем удивительнее тот факт, что при всем этом она в итоге показывает ровно такое же рассредотачивание богатства, как и в реальном обществе. Бушо и Мезар добавили к ней только один штришок: они учли, что богатые инвестируют почаще и поболее рискованно, чем бедные. Миллионеру утратить десяток тыщ стоит малой крови, а средней руки матери-одиночке таковой риск непозволителен.

На этой базе французы составили набор уравнений, которые обрисовывали движение капитала от «человека» к «человеку» (приходится брать в кавычки таких математических людей, не владеющих вообщем никакими личными свойствами), также при инвестировании, которое случайным образом приводило или к прибыли, или к убыткам. При всем этом владеющие огромным капиталом инвестировали почаще. Всего в обсчет на компьютере было включено тыща таких «капитало-человечков».

Ученые в точности не были убеждены в том, как конкретно адекватнее организовать сетевую структуру такового теоретического общества – и они обсчитали различные варианты структуры. Они не знали, каким стоит установить отношение меж личным капиталом и уровнем инвестиций – и использовали различные коэффициенты.

Но что бы они ни делали, какие бы характеристики не выбирали для расчетов, итог был одним и этим же: рассредотачивание капитала приходило к кривой Парето. Такой был конец даже для тех случаев, когда вначале в обществе все были финансово равны. И – нужно напомнить снова – «даром зарабатывать» каждый математический «человек» обладал совсем этим же, что и другие.

Это позволяет сказать, что источник неравного рассредотачивания капитала в любом обществе в целом не связан ни с личными особенностями его членов, ни с его устройством. Неравенство в принципе присуще хоть какому обществу, как внутреннее свойство его организации (по последней мере, построенному на валютном принципе и при условии более-менее свободного проведения транзакций).

И естественно, неописуемые методы обогатиться дают новые технологии. Вспомнить хотя бы бактерии, которые скоро позволят добывать золото там, где никакие старатели не управятся. Читайте: «Золотая лихорадка».

По публикации Harvard Business Review




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments