velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Солнечные нанотехнологии

Самая жгучая часть Солнца – совсем не его недра, где происходит термоядерная реакция, а наружный слой его атмосферы. Солнечная корона – температура тут составляет миллионы градусов, и только не так давно этому парадоксу предложено разъяснение.





Корона – самая наружняя и наибольшая по величине солнечной атмосферы. Конкретно она становится видной во время полных затмений, как лучистый нимб, окружающий закрытый Луной солнечный диск. В остальное время без специальной аппаратуры ее не рассмотреть. Температура тут просто адская: еще больше 1 млн градусов, по неким данным – до 6,3 млн, а то и выше. Отчего тут еще жарче, чем в более глубочайших слоях Солнца, ученые до сего времени не могут разъяснить. Вобщем, недавнешние наблюдения, изготовленные японским зондом Hinode, дают ключ и к этой тайне.

По словам создателя исследования Джеймса Климчука (James Klimchuk), предпосылкой тому – «нановспышки» (nanoflares), сравнимо маленькие и неожиданные выбросы тепла и энергии, подобные куда более массивным (и редчайшим) обыденным вспышкам на Солнце. Плазма при всем этом выбрасывается потоками-нитями, которые, объединяясь, образуют корональные петли, замкнутые силовыми линиями магнитного поля изогнутые выбросы материи.

Объясняющая жар короны предшествующая догадка «стабильного нагревания» предполагала, что корональные петли определенных размеров и температуры должны владеть и определенной плотностью. Но наблюдения проявили, что плотность петель куда выше, чем подразумевает модель размеренного нагревания. И тогда была предложена догадка нановспышек, способная разъяснить эти факты – вобщем, до недавнешнего времени никаких достоверных свидетельств, подтверждающих эту версию, не было.

Наблюдения, проведенные зондом Hinode в рентгеновском и далеком УФ-диапазонах, проявили, что яркость излучения корональных петель зависела от плотности плазмы в их. В областях пониженной плотности и излучения регится не достаточно. По данным Hinode, в среднем температура короны составляет около 1 млн градусов, достигая в неких областях 5, а то и 10 млн.

Чтоб разъяснить этот взлет температуры, Климчук с сотрудниками сделали теоретическую модель и провели симуляцию на компьютере. Таким методом им удалось показать, что когда нановспышка внезапно выбрасывает энергию, плазма в нитях низкой плотности и температуры стремительно разогревается аж до 10 млн градусов. При всем этом плотность плазмы остается низкой, из-за чего и излучение таковой нити не очень ярко.

Температура от верхней, более раскаленной, части петли передается ниже, к основанию, и оно тоже несколько разогревается. Но тут плотность плазмы намного выше, и она раскаляется «только» до 1 млн градусов. Так и появляется петля – сложное переплетение плазменных нитей разной плотности и температуры.

«Подобную невероятную жару может разъяснить пока только догадка нановспышек», - комментирует итог сам Джеймс Климчук. И догадку эту наблюдения Hinode подтверждают: конкретно нановспышки, видимо, несут ответственность за конфигурации в рентгеновском и Ультрафиолетомов излучении, которые происходят в активных областях Солнца.

Такие конфигурации оказывают влияние и на нашу ежедневную жизнь. Достигая околоземного места, излучение вызывает разогрев верхних слоев атмосферы и ее расширение. В свою очередь, это оказывает влияние на высоту орбит спутников и различного галлактического мусора. Даже ниже, у поверхности Земли излучение это сказывается на распространении радиосигналов. И «виноваты» во всем этом – нановспышки.

Читайте и о других исследовательских работах, проведенных при помощи зонда Hinode: «Кульбит», «Солнечный шедевр».

По сообщению NASA




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments