velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Правда и легенды о гипнозе

В глубочайшем гипнотическом сне человек стопроцентно подчиняется воле гипнотизера… Стоп! В этой недлинной фразе есть две принципные ошибки





Длительное время гипноз вправду считали особенной формой сна. С начала до середины ХХ века принятым было предложенное величавым русским физиологом И.П. Павловым разъяснение механизма гипноза: однообразные раздражители – зрительные, звуковые, тактильные (тепло от пассов – движений рук гипнотизера) – делают в коре мозга очаг торможения, которое в согласовании с издавна известными и до сего времени принятыми законами нейрофизиологии иррадиирует (распространяется) в другие отделы, и мозг совместно с его носителем засыпает. Не дремлет только «сторожевой пункт», который обеспечивает раппорт – связь с гипнотизером (приблизительно таковой же, какой позволяет мамы спать при любом шуме, но одномоментно просыпаться при тихом похныкивании малыша). Но с возникновением электроэнцефало-графов выяснилось, что никакого торможения при гипнозе не происходит, а биоэлектрическая активность мозга лунатики (человека, находящегося в состоянии глубочайшего гипноза) фактически не отличается от ЭЭГ во время бодрствования. Последние исследования с применением многофункциональной магниторезонансной томографии ясности в вопрос о физиологических механизмах гипноза не добавили: работа отдельных структур мозга при всем этом отличается и от сна, и от бодрствования, но что означают эти отличия, пока неясно.


Принятое на данный момент определение гипноза смотрится обтекаемо: «Временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения, что связано с конфигурацией функции личного контроля и самосознания. Состояние гипноза наступает в итоге особых воздействий гипнотизера либо целенаправленного самовнушения» (Б.Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия). Но хотя в теории гипноз – это не сон, на практике на сеансах традиционного гипноза докторы пользуются теми же приемами, что и их коллеги 100, 200 и даже тыщи годов назад: фокусировкой взора на блестящем предмете, убаюкивающими одинаковыми раздражителями и однотонной речью с акцентом на главных моментах: «Вы спите всё глубже» и «Вы слышите мой глас, мои внушения».


В состоянии глубочайшего гипнотического сна (принятый даже посреди экспертов неверный, но удачный термин) и происходят все те чудеса, из которых сложилось воспоминание о том, что под гипнозом люди теряют свободу воли. До последней, сомнамбулической стадии гипноза, даже под управлением опытнейшего гипнотизера, способен дойти приблизительно один человек из пяти-семи. Но уж он-то может прыгать по сцене как лягушка, шарахаться от шарфа, от всей души веря, что это змея, длительно лежать в так именуемом каталептическом мосту, делая упор на спинки стульев только затылком и пятками, с наслаждением грызть ядреную луковку, не плача и ощущая вкус внушенного яблока… Эстрадные фокусники и ранешние исследователи парадокса гипнотического внушения перепробовали всё, что приходило им в голову, – и вправду, под гипнозом человек может выполнить хоть какой приказ гипнотизера. Практически хоть какой.


Грех и наказание


Ни под каким гипнозом человека нельзя вынудить сделать то, что расползается с его чувством самосохранения либо моральными принципами. К примеру, можно внушить лунатике, что он(а) не лицезреет кого-нибудь из присутствующих. Если этот невидимка возьмет в руки стоящую на столе вазу, гипнотик чистосердечно изумится тому, что она взлетела сама собой и висит в воздухе. Он «поверит» и тому, что комната совсем пуста, но после приказа пройти по прямой аккуратненько обойдет столы и стулья. Он может от всей души согласиться, что перед ним не окно на …надцатом этаже, а дверь, «видеть» входящих через нее людей (либо, если желаете, неслыханных животных), но выйти в эту «дверь» категорически откажется. А если лунатика соглашается причинить вред ближнему собственному (к примеру, облить «кислотой» помощника гипнолога), никогда нет убежденности в том, что краем сознания он не осознает, что это понарошку. Правда, в одной из старенькых книжек описан случай, когда испытуемый, ударив кинжалом лежащего на кушетке «врага», после выхода из транса ничего из происходившего с ним, как и положено, не помнил, но впал в депрессию, растерял аппетит и сон… Чахнуть и высыхать он закончил только после того, как ему в состоянии гипноза же проявили проткнутое кинжалом чучело и внушили, что он никого не убил.


Программки по созданию «зомби», вероятнее всего, вправду велись и в НКВД–МГБ–КГБ, и в ЦРУ, и в подобных заведениях других государств. Но слухи о загадочных самоубийствах всех причастных к инфы о «золоте партии», о том, что убийцы Джона Кеннеди и Мартина Лютера Кинга действовали под воздействием внушения и т.п., смотрятся очевидными вымыслами. И тем паче не подтвердились сотки узнаваемых в истории криминалистики попыток преступников оправдаться тем, что они действовали не по собственной воле, а под гипнозом. Исключительно в считанных случаях вдохновителями злодеяний (и то имущественных) вправду были гипнотизеры, но исполнителей очевидно можно было подбить на то же самое и наяву.


Постгипнотическое внушение полностью может быть, но чем наименее необычным будет задание, тем больше возможность того, что оно будет выполнено. Через час после окончания сеанса взять с полки определенную книжку, открыть на данной страничке и прочесть вслух отрывок – пожалуйста! Почему его потянуло сделать это, испытуемый разъяснить не сумеет либо выдумает чего-нибудть правдоподобное. А на напоминание «а не охото ли вам, батенька, залезть под стол и прокукарекать три раза» даже совершенно гипнабельный испытуемый вероятнее всего признается, что эта дурацкая идея только-только пришла ему в голову, но он ее здесь же откинул.


Гипноз бесполезен и для сыщиков. Пробы получить под гипнозом показания от подозреваемых в грехах приводили к тому, что подследственный придумывал то, что, как ему казалось, желает от него гипнотизер, либо продолжал настаивать на собственной невиновности, а при напористых требованиях признания начинал биться в истерическом припадке. В большинстве государств, в том числе в Рф, такие способы ведения следствия запрещены. Временами юристы опять и опять пробуют при помощи гипноза посодействовать очевидцам вспомнить позабытые детали, но при всем этом никогда не понятно, вспомнил он их либо представил. В любом случае так можно получить только оперативную информацию, а юридической силы показания, приобретенные в любом модифицированном состоянии сознания, не имеют.


А вот для запудривания мозгов с целью изъятия вещественных ценностей можно использовать методики гипнотического воздействия (хотя и не с таковой эффективностью, как это расписывают создатели страшилок).


Заговорить зубы


Словесное внушение действует не только лишь на мысли и чувства, да и на такие физиологические функции, которые полностью не поддаются сознательному управлению. Самый броский пример этого – описанный во огромном количестве книжек по гипнозу и внушению негуманный опыт над приговоренным к погибели правонарушителем, которому объявили, что его казнят методом выпускания крови из вен, завязали глаза, царапнули по запястью кое-чем острым и пустили по руке струйку теплой воды. Через некое время подопытный погиб со всеми наружными симптомами кровопотери. Первоисточник этой истории в пересказах затерялся – может быть, это и байка, но полностью правдоподобная. Неотличимые от реальных ожогов пузыри появлялись и у добровольцев, которым в глубочайшем гипнозе внушали, что к их коже прикладывают «раскаленное железо» (по сути – карандаш).


В наименее небезопасных опытах гипнологи изучали воздействие внушения на огромное количество физиологических функций. У человека, «выпившего» литр внушенной воды, усиливается выделение мочи, при этом светлой и с низкой плотностью. А от воображаемого сладкого сиропа концентрация сахара в крови возрастает, при этом пропорционально количеству выпитого. Внушение оказывает влияние даже на бесспорные рефлексы – к примеру, зрачковый: если лунатике в полутемной комнате внушить, что он лицезреет броский свет, его зрачки сузятся (и напротив, расширятся на свету при внушении мглы). Количество лейкоцитов в крови изменяется в согласовании с внушенным чувством сытости либо голода – и т.д.: в тыщах статей и книжек описаны 10-ки исследованных физиологических и биохимических эффектов внушения и самовнушения. Один из отлично узнаваемых спецам эффектов внушения – остановка кровотечения за счет спазма гладких (не подконтрольных сознанию!) мускул кровеносных сосудов и резвого роста числа тромбоцитов в крови. Гипнотическая анестезия – и совсем банальность: сложные, в том числе полостные операции под гипнозом делали еще полтора века вспять, на заре научной гипнологии. Правда, «химия» оказалась надежнее и проще.


Выражение «заговорить зубы» когда-то употреблялось в прямом (и полностью положительном!) смысле. И слово «врач» всходит к старославянскому «врать» – «говорить»: комплоты и заклинания испокон веку у всех народов были неотклонимым, а то и единственным способом исцеления. Внушение и самовнушение помогают вылечить не только лишь неврозы и поболее суровые заболевания из раздела «нервные и психические», да и такие, которые, казалось бы, не имеют никакого дела к духовному состоянию. Никаких чудес: чуть не половина всех телесных хворей являются стопроцентно либо отчасти психосоматическими, а многие органические заболевания, в особенности томные, приводят к депрессии. Внушением можно порвать грешный круг поддерживающих и усиливающих друг дружку болезненных состояний тела и души. Конкретно внушением (а совершенно не биополями, энергией ци и прочисткой чакр) объясняются и результаты исцелений при помощи экстрасенсов, потомственных колдунов, заряженных газет, амулетов, полностью никчемных, а то и очевидно вредных препаратов и т.п. Достаточно нередко, в особенности при чисто психосоматических болезнях, все это вправду помогает. Но лечиться у шарлатанов – приблизительно то же, что закачивать с подозрительных веб-сайтов взломанные программки. У непрофессионала намного легче получить какое-нибудь отягощение вроде гипнозависимости (а многие доктора преднамеренно вызывают ее у пациентов). А главное – психоаналитик с мед дипломом навряд ли пропустит болезнь, с которой нужно бежать к докторам, онкологам, кардиологам и т.д. При «лечении» у шарлатанов такое случается сплошь и рядом: лично нездоровой чувствует улучшение, а болезнь прогрессирует прямо до смертельного финала.


Ничто не ново под луной


К концу XIX века гипноз стал признанным способом психотерапии, и 100 лет в этой области не происходило ничего экстраординарного. Революция в гипнологии чуть ли не произошла в 1980-х: в мире (и в только-только выглянувшем из-за «железного занавеса» СССР) зашумели о нейролингвистическом программировании.


По сути НЛП – менее чем еще одна психическая теория, не ужаснее, да и не лучше пары 10-ов других. Выросла она из попыток разложить по полочкам методику южноамериканского психоаналитика Милтона Эриксона – вправду превосходного доктора, умевшего за один сеанс достигнуть такого же, на что при традиционном психоанализе требовалось пару лет еженедельного лежания на кушетке. Случаи из его практики – более захватывающее чтение, чем самый закрученный детектив.


То, что достигнуть целебного эффекта внушения можно и не в сомнамбулическом состоянии, а на самых ранешних стадиях гипнотического транса, понятно давным-давно. Эриксон использовал поверхностный транс как единственный способ гипноза, также обобщил известные и разработал ряд новых технических приемов, позволяющих стремительно и отлично «заговорить зубы» пациенту и ненавязчиво ввести ему в голову нужные мысли и деяния. Очередной секрет эриксонианского гипноза – личность самого Эриксона. Пилюли, прописанные Светилом Медицины, действуют намного лучше, чем такие же, но назначенные участковым терапевтом. А в таковой зыбучей и неточной области, как психотерапия, этот «эффект раскрученного бренда» намного заметнее, так что лучи славы Отца-Основателя и через четверть века после погибели продолжают согревать его последователей. Но, как и в любом другом искусстве, чтоб достигнуть хоть чего-то схожего на то, что умел Эриксон, не считая таланта нужны к тому же годы учебы и работы.


Психоаналитики используют теоретические положения НЛП и эриксонианский гипноз с этим же, не огромным и не наименьшим, фуррором, чем другие теории и традиционные способы гипнотизирования: эффект тут зависит не от определенной школы, а от искусства доктора.


Наверное в разных "скрытых центрах" в учебные планы заходит и обучение способам НЛП, но навряд ли самый тренированный агент сумеет охмурить хоть какого встречного лучше, чем опытная цыганка. А короткосрочные курсы для всех желающих… Вы пошли бы на двухмесячный курс игры на скрипке с гарантией мастерства Паганини? На подобные занятия НЛП прогуливались и прогуливаются многие…


Никакого гипноза!


Вы увидели, что определения «гипноз» и »внушение» тут употребляются практически как синонимы? Для внушения – некритического восприятия чужих мыслях как собственных – гипноз, по сути, не нужен. И это тоже совершенно не новость: о ежедневном внушении нереально сказать лучше, чем больше века вспять написал в брошюре «Роль внушения в публичной жизни» известнейший российский психиатр и невролог В.М. Бехтерев: «Внушение сводится к конкретному прививанию тех либо других психологических состояний от 1-го лица к другому… происходящему без роли воли (и внимания) воспринимающего лица и часто даже без ясного с его стороны сознания… В реальную пору настолько не мало вообщем молвят о физической заразе при посредстве… бактерий, что, на мой взор, нелишне вспомнить и о… психологической заразе, бактерии которой хотя и невидимы под микроскопом, но все же подобно реальным физическим бактериям действуют всюду и везде и передаются через слова, жесты и движения окружающих лиц, чрез книжки, газеты и проч., словом, где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психологических бактерий и, как следует, находимся в угрозы быть на психическом уровне зараженными».


Во 2-м издании (1908) брошюры Бехтерев цитирует переведенную на российский язык в 1902 году книжку «Психология внушения» южноамериканского философа Бориса Сидиса: «Среди улицы… останавливается торговец и начинает изливать потоки трепотни… восхваляя собственный продукт… Еще пару минут – и масса начинает брать вещи, про которые торговец внушает, что они «прекрасные, дешевые»… Его подтверждения несуразны, его мотивы презренны, и но он заурядно увлекает за собой массу…»


Пожалуй, изобретение телевидения не очень усилило роль внушения в публичной жизни. А поговорку «кто предупрежден, тот вооружен» выдумали еще в Старом Риме.


Редактор портала «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru








цемент в мешках
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments