velzevul (dubva1) wrote,
velzevul
dubva1

Осуществлённая на самом деле личная собственность

Если мы и разбиты, нам не остаётся ничего другого, как начинать поначалу.
Ф. Энгельс
Было время, и сравнимо недавнешнее, когда трудящиеся социалистической Рф наивно верили, что личная собственность является выражением абсолютной справедливости, личной свободы и неприкосновенности. Одураченные либеральной демагогией, в то время они добивались ликвидирования публичной принадлежности. И вот, когда общественная собственность была свирепо уничтожена,а личная - ликующе восторжествовала, то трудящиеся социалистической Рф вдруг внезапно для самих себя нашли, что подвергаются беспощадной эксплуатации как со стороны страны, так и со стороны паразитов всех мастей.
Осуществлённая на самом деле личная собственность оказалась: с одной стороны, правом страны законодательно, как следует, принудительно регистрировать, страховать, облагать налогом жилья, землю, на которой стоят жилья, средства передвижения и т. д., одним словом - правом страны облагать данью базу людской жизнедеятельности; а с другой стороны, правом трудящихся продавать, закладывать, завещать свои жилья, землю, на которой стоят их жилья, средства передвижения и т. д. большим личным собственникам, так именуемым, олигархам. Словом, восторжествовавшая личная собственность перевоплотился в неумолимое средство для долгового закабаления, беспощадной эксплуатации трудящихся, в нужный фактор, обрекающий их на безысходную бедность.
С того момента, как в Рф была уничтожена общественная собственность, прошло уже 20 лет. Но ещё и сейчас сознание большой массы русских (бывших русских) трудящихся остаётся социалистическим, т.е. подходящим отношениям, основанным на публичной принадлежности, которой уже издавна нет. Эти обыкновенные трудолюбивые люди с детской наивностью считают, что социальные бедствия, обрушившиеся на их после ликвидирования публичной принадлежности, являются каким-то временным сбоем их полностью обеспеченной жизни при социализме; они не веруют, что при сегодняшнем экономическом состоянии общества, т.е. при безраздельном господстве личной принадлежности, обречены на долговую кабалу, беспощадную эксплуатацию, безысходную бедность.
Почему же так? Просто поэтому, что сознание людей в своём развитии отстаёт от их фактических критерий жизни, просто поэтому, что вещи в явлениях нередко появляются в извращённом виде. Вот эти два происшествия, взятые совместно, и порождают в публичном сознании ужасную неурядицу и, в силу этого, маскируют настоящую сущность личной принадлежности. Вообщем понятие "личная собственность»" само по себе вводит в заблуждение. Ведь когда молвят о личной принадлежности, то задумываются, что имеют дело с некоей вещью.
Но это не так. Уже обычный вопрос: какую пользу извлечёт из земли-вещи хотя бы в один гектар её личный собственник, если не найдётся рабочего-батрака, принужденного батрачить на этого личного собственника? - уже один этот обычный вопрос обнаруживает, что земля-вещь является личной собственностью только поэтому, что в ней завязываются дела меж 2-мя лицами, которые уже более не соединены в одном и том же лице.
Тут мы сходу имеем впереди себя пример, который с полной ясностью указывает: когда молвят о личной принадлежности, то в реальности дело идёт не о вещи, а об отношениях меж людьми; но эти дела всегда связаны с вещью и появляются как вещь. Этот приведённый пример с «землёй-частной собственностью» так проясняет запутанный вопрос о личной принадлежности, что сейчас довольно поставить ещё только два вопроса: на чём базирована личная собственность на большие средства производства, т.е. такие средства производства, которые могут быть сделаны и приведены в действие только обществом, и каким же образом случается, что общество, которое фактически само и создаёт и приводит в действие большие средства производства, теряет то, что приобретает себе личный собственник, который вообщем не работает? - уже довольно поставить эти два обычных вопроса, чтоб убедиться в жульнической, эксплуататорской сущности частнособственнических отношений, т.е. личной принадлежности. И ожидать от общества, основанного на личной принадлежности, каких-нибудь других, неэксплуататорских, публичных отношений имело бы таковой же смысл, как добиваться, чтоб электроды батареи, оставаясь в соединение с ней, закончили разлагать воду и собирать на положительном полюсе кислород, а на отрицательном - водород.
Но следует ли из выше произнесенного, что в современном русском капиталистическом обществе, т.е. обществе, основанном на личной принадлежности на землю и большие средства производства, нет никакой способности ограничить сферу деяния эксплуататорских публичных отношений, даже убить их? Никак нет. Ведь в современном русском капиталистическом обществе публичные дела регулируются юридическими законами, которые представляют собой определённые правила поведения (несчастные права человека) в обществе, определяемые и гарантируемые Конституцией, - Конституцией, в какой есть глава 9, допускающая конституционные поправки и пересмотр Конституции.
Отсюда само собой ясно, что ограничить сферу деяния эксплуататорских отношений, даже убить их можно оковём внесения в действующую Конституцию поправок, которые исключают: 1) саму возможность нахождения в личной принадлежности земли и других природных ресурсов (статья 9), 2) саму возможность несчастной свободы экономической деятельности, т.е. спекуляции, (статья 8), и, в конце концов, саму возможность замены определенного экономического понятия прожиточный минимум расплывчатым представлением о достойной жизни и свободного развития человека (статья 7).
Ясно, во всяком случае, что трудящиеся в собственной борьбе за ликвидирование эксплуататорских публичных отношений сами больше всего сделают тем, что выставят требование внести поправки в основополагающие статьи Конституции. Произойдёт ли внесение поправок в основополагающие статьи Конституции решением Конституционного Собрания либо общенародным голосованием, будет зависеть, естественно, большей частью не от самих трудящихся, а от тех событий, которые сложатся на момент принятия решения Конституционным Собранием либо на момент общенародного голосования, также, а именно, от поведения самого политически господствующего класса больших личных собственников. Во всяком случае, тут принципиально то, что требование внести поправки в основополагающие статьи Конституции, либо, поточнее говоря, критика экономической базы конституционного строя современного русского капиталистического общества, служит агитационным средством, чтоб поднять трудящихся на борьбу за ликвидирование эксплуататорских публичных отношений.
Вобщем, ещё старик Энгельс гласил: "Всеобщее избирательное право - показатель зрелости рабочего класса. Дать больше оно не может и никогда не даст в теперешнем государстве; да и этого довольно. В тот денек, когда указатель температуры всеобщего избирательного права будет демонстрировать точку кипения у рабочих, они, как и капиталисты, будут знать, что делать".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments